Уголовный и гражданский процесс

Коллектив авторовУголовный процесс. Учебник

1.4. Система российского уголовного процесса: сталии и производства

Уголовный процесс представляет собой сложно организованную систему. Ее исходным элементом является процессуальное действие, выполняемое определенным кругом участников в особой процессуальной форме, направленное на достижение особой процессуальной задачи (например, допрос, осмотр, возбуждение уголовного дела).

Уголовно-процессуальная деятельность (т. е. совокупность множества действий) осуществляется в определенном порядке и в определенной последовательности, т. е. разделена на стадии.

Стадии уголовного процесса — это взаимосвязанные, но относительно самостоятельные этапы производства по уголовному делу, охватывающие комплекс процессуальных действий, отличающиеся друг от друга своими особыми (непосредственными) задачами, кругом участников, специфическими правоотношениями и завершающиеся принятием решения, выраженного в итоговом процессуальном акте.

Таким образом, каждая стадия процесса характеризуется наличием:

♦ непосредственных задач, вытекающих из общих задач уголовного процесса;

♦ определенного круга участвующих в процессуальной деятельности лиц;

♦ особого порядка процессуальной деятельности и особыми условиями, в которых преломляются принципы уголовного процесса;

♦ специфического характера уголовно-процессуальных отношений между участниками процесса;

♦ особого процессуального акта, завершающего стадию.

Производство по уголовному делу осуществляется путем последовательного перехода (передачи) дела из одной стадии в другую; нарушение этой последовательности не допускается. Обязательным условием перехода дела в следующую стадию является решение задач предыдущей стадии, поскольку каждая последующая стадия основана на результатах предшествующей деятельности.

Стадийность уголовного процесса обеспечивает его высокую эффективность, поскольку каждая последующая стадия выступает в качестве контрольной по отношению к предыдущей.

Уголовное судопроизводство в настоящее время состоит из следующих стадий.

Возбуждение уголовного дела — это стадия, которую не минует ни одно уголовное дело. Главные участники этой стадии – следователь и дознаватель, задача которых заключается в том, чтобы при наличии предусмотренного законом повода установить и наличие оснований для начала производства по уголовному делу Особенность процессуальной формы, в которой осуществляется процессуальная деятельность на этом этапе, состоит в том, что проверка оснований к возбуждению уголовного дела осуществляется, как правило, вне рамок следственных действий. Завершается стадия принятием акта (постановления) о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела.

С момента возбуждения уголовного дела начинается предварительное расследование. Таким образом, решение о возбуждении уголовного дела есть не только завершение первой, но и начало следующей стадии.

Предварительное расследование состоит в производстве органами следствия и дознания деятельности, направленной на установление наличия или отсутствия события преступления, лиц, виновных в его совершении, характера и размера причиненного преступлением ущерба и иных имеющих значение обстоятельств. В этих целях органы расследования в особой процессуальной форме (главным образом в форме следственных действий) осуществляют собирание и проверку информации о расследуемом событии, т. е. доказательств. Эта стадия имеет две различные формы – предварительное следствие и дознание – и завершается составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, отражающего версию органа предварительного расследования. Название стадии говорит о том, что деятельность органов расследования лишь «предваряет» основное исследование обстоятельств дела, что выводы органа расследования носят предварительный характер. При наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, орган расследования выносит постановление о его прекращении.

Обе рассмотренные стадии (возбуждение уголовного дела и предварительное расследование) охватываются понятием «досудебное производство».

Судебное производство включает в себя производство в суде первой инстанции, производство в суде второй инстанции, исполнение приговора, пересмотр приговора, вступившего в законную силу.

Производство в суде первой инстанции начинается со стадии подготовки к судебному заседанию, ранее известной как стадия предания суду. Несмотря на то, что составляющие ее нормы структурно не обособлены от судебного разбирательства (они включены в раздел IX «Производство в суде первой инстанции» УПК РФ в виде глав 33 «Общий порядок подготовки к судебному заседанию» и 34 «Предварительное слушание»), специфический характер и особые задачи этого этапа уголовного судопроизводства позволяют считать его самостоятельной стадией уголовного процесса.

Задача стадии подготовки к судебному заседанию состоит в проверке фактических и юридических оснований для рассмотрения дела по существу Отличие данной судебной деятельности от собственно судебного разбирательства состоит в том, что на этом этапе еще не разрешаются вопросы ни о виновности подсудимого, ни о доказанности обвинения, ни о наказании. Здесь по общему правилу отсутствует непосредственное исследование доказательств. Итоговое решение: о назначении судебного заседания, о приостановлении или прекращении уголовного дела, о возвращении его прокурору или направлении по подсудности – принимается судом на основе письменных материалов дела или обоснованных ходатайств сторон.

Эта стадия уголовного судопроизводства носит отчетливо выраженный контрольный характер по отношению к предварительному расследованию и подготовительный – по отношению к судебному разбирательству. Приняв решение о назначении судебного заседания, суд обязан рассмотреть комплекс вопросов, связанных с его подготовкой.

При наличии некоторых предусмотренных законом оснований (например, ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела судом присяжных или в особом порядке) назначение судебного заседания осуществляется не в общем порядке, а в форме предварительного слушания, т. е. в судебном заседании.

Судебное разбирательство — центральная стадия уголовного процесса, в которой происходит рассмотрение уголовного дела по существу, т. е. решается основной вопрос уголовного судопроизводства – о виновности или невиновности подсудимого и о назначении виновному наказания. Для этого в суде в условиях гласности, непосредственности и состязательности исследуются все собранные в ходе предварительного расследования и дополнительно представленные сторонами доказательства, выслушиваются мнения сторон. Итоговым процессуальным актом этой стадии является приговор – обвинительный или оправдательный, хотя может быть принято и иное решение (о прекращении дела).

Порядок судебного разбирательства различается в зависимости от категории рассматриваемого дела и волеизъявления сторон. Помимо общего для рассмотрения всех уголовных дел порядка существует так называемый особый (условно назовем «упрощенный» или «сокращенный») порядок, обусловленный признанием вины или заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. Некоторую специфику имеет порядок производства у мирового судьи, и существенно отличается от общего порядка процедура рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей.

Производство в суде апелляционной инстанции — это производство по пересмотру судебных актов (приговоров, определений, постановлений), не вступивших в законную силу. Апелляционный порядок пересмотра всех судебных актов по уголовным делам на территории РФ, действующий с 1 января 2013 года, заменил собой кассационное производство, служившее до того формой пересмотров актов, не вступивших в законную силу.

Процессуальная деятельность суда в этой стадии состоит в повторном рассмотрении уголовного дела в процедурных формах, предусмотренных для судебного разбирательства в суде первой инстанции. Поводом для начала апелляционного производства является апелляционная жалоба либо представление на приговор суда или постановление о прекращении уголовного дела. Апелляционная инстанция вправе отменить или изменить приговор, постановить новый приговор, возвратить уголовное дело для повторного рассмотрения в суд первой инстанции.

Исполнение приговора — это стадия уголовного процесса, в которой суд разрешает вопросы, связанные с обращением приговора, вступившего в законную силу, к исполнению, с самим исполнением приговора или возникающие в процессе исполнения приговора (о возмещении вреда реабилитированному, о замене наказания, об условно-досрочном освобождении от наказания и др.).

Как правило, уголовное дело проходит сквозь все эти стадии. Исключение может составлять лишь стадия апелляционного пересмотра приговора, поскольку она осуществляется только при условии обжалования приговора заинтересованными участниками уголовного процесса.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает также возможность пересмотра приговора, вступившего в законную силу, в кассационном или надзорном порядке, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Кассационное производство — пересмотр вступившего в законную силу приговора или иного решения суда первой или апелляционной инстанции по кассационной жалобе или кассационному представлению стороны. В отличие от апелляционного производства, в котором должны быть устранены как фактические, так и юридические ошибки, кассационный порядок предназначен только для исправления юридических ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона или нарушением уголовно-процессуального закона.

Отличие кассационного производства от апелляционного заключается также в отсутствии возможности непосредственного исследования доказательств. Кассационная инстанция не рассматривает дело по существу, не допрашивает свидетелей и потерпевших, а проверяет правильность приговора исключительно на основании исследования письменных материалов уголовного дела и объяснений сторон и их представителей и защитников.

Эта стадия завершается принятием решения об отмене или изменении приговора либо оставлении его без изменения.

Для некоторых судебных актов, вступивших в законную силу, существует возможность пересмотра в порядке надзора в Верховном Суде РФ. При появлении новых или вновь открывшихся обстоятельств может быть пересмотрен любой вступивший в законную силу судебный акт. В случае отмены приговора в порядке надзора либо по новым или вновь открывшимся обстоятельствам производство по уголовному делу начинается с той стадии, в которой было допущено нарушение, повлекшее отмену приговора.

Прежде эти два производства относили к так называемым исключительным стадиям уголовного процесса, в том числе и потому, что через них проходит относительно небольшое количество уголовных дел.

Порядок уголовного судопроизводства един для всех уголовных дел. В то же время закон предусматривает некоторую дифференциацию процессуальной формы производства по уголовным делам, имеющим определенную специфику. Это уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних, лиц, которые не могут нести уголовную ответственность за противоправные деяния в силу психических заболеваний, высокостатусных должностных лиц. Производство по таким делам имеет ряд особенностей, обусловленных спецификой субъекта, в отношении которого оно ведется. Устанавливающие эти особенности нормы сконцентрированы в главах 50, 51, 52 УПК РФ, образующих его раздел IV «Особый порядок уголовного судопроизводства».

1.5. Связь уголовного процесса и уголовного права

Уголовный процесс тесно связан с уголовным правом. Если уголовное право определяет, что такое преступление, преступное деяние и вина, наказание, указывает на содержание объективной и субъективной сторон состава преступления, то именно уголовный процесс определяет способы, с помощью которых устанавливаются преступление и наличие оснований для применения наказания к обвиняемому.

Если уголовный закон предопределяет существенные признаки каждого преступления, то уголовно-процессуальное законодательство указывает средства их выявления; если материальный закон устанавливает возможность назначения того или иного наказания, то процессуальный закон закрепляет порядок его назначения.

1.6. Сравнение уголовного и гражданского процесса

Уголовный и гражданский порядки судопроизводства имеют много общего – в обоих случаях речь идет об осуществлении правосудия. Это значит, что:

♦ конфликт разрешается на основании правовых норм;

♦ единственным органом, разрешающим спор, является суд;

♦ процедура разрешения спора установлена законом и не подлежит произвольному изменению судом или сторонами;

♦ по итогам рассмотрения дела принимается решение, имеющее обязательную силу (приговор по уголовному делу или решение по гражданскому).

Тем не менее имеются принципиальные отличия уголовного судопроизводства от гражданского. Они связаны с характером интересов сторон, участвующих в процессе.

Если в гражданском процессе речь идет о частных интересах граждан и организаций, которые не затрагивают интересов общественных, – это права и обязанности, вытекающие из гражданских договоров займа, купли-продажи, подряда и т. п., то в уголовном процессе затрагиваются интересы общества и государства в целом. Любое преступление бросает вызов общим социальным ценностям. Преступник не только ущемляет личные интересы потерпевшего, но и нарушает интересы общества. Если его преступное деяние в отношении одного потерпевшего остается безнаказанным, возникает угроза повторения преступления в отношении других членов общества.

Поэтому гражданский процесс носит диспозитивный характер: его участники самостоятельно решают, использовать или нет имеющиеся у них права, когда и как это сделать. В таком случае отказ от использования права наносит ущерб исключительно лицу, которому это право принадлежит.

В противоположность этому уголовный процесс имеет публичный характер: он движим общественным интересом. Даже если конкретный потерпевший не желает привлечения подозреваемого или обвиняемого к ответственности и отказывается от использования предоставленных ему законом прав, органы уголовного преследования все равно обязаны принять все меры, необходимые для наказания виновного в совершении преступления.

Из этого вытекают следующие различия практического характера:

♦ в гражданском процессе вопрос о возбуждении производства разрешается истцом, предъявляющим иск; в уголовном процессе уголовное дело возбуждается в каждом случае выявления признаков преступления (за исключением дел частного или частно-публичного обвинения);

♦ в гражданском процессе обязанность доказывания лежит на сторонах; в уголовном процессе бремя доказывания возложено на обвинение;

♦ в уголовном процессе установлены дополнительные способы определения действительных обстоятельств дела, неизвестные гражданскому процессу, предварительное расследование, а также такие следственные действия, как обыск, выемка и т. п.;

♦ если в гражданском процессе меры обеспечения иска носят главным образом имущественный характер (наложение ареста на имущество, запрет совершать с имуществом определенные действия и т. п.), то в уголовном процессе для достижения стоящих перед ним целей возможно ограничение личной свободы подозреваемых и обвиняемых (задержание, заключение под стражу, домашний арест);

♦ по итогам рассмотрения гражданского дела может быть вынесено решение, ограничивающее личные имущественные и неимущественные права в виде взыскания денежных средств, определения права собственности на имущество, установления тех или иных прав и обязанностей участников дела. В результате постановления приговора по уголовному делу могут быть применены гораздо более суровые средства – лишение свободы, крупные штрафы.

1.7. Типы уголовного процесса: раннеобвинительный, инквизиционный, смешанный

Уголовный процесс прошел несколько этапов развития, отличающихся друг от друга ролью государства в разрешении спора, способами доказывания и правами участников дела.

Раннеобвинительный процесс, существовавший на начальном этапе развития практически всех государств, характеризовался следующими общими чертами:

♦ судебные функции выполнялись либо негосударственными органами (народным собранием, старейшинами), либо местными феодалами;

♦ уголовное и гражданское судопроизводства еще не разделялись и осуществлялись по одинаковым правилам;

♦ обязанность доказывания возлагалась на стороны, которые были обязаны обосновать свои доводы;

♦ суд доказывания не осуществлял, ограничиваясь разрешением спора на основании доводов участников спора;

♦ в качестве доказательств принимались свидетельства о добропорядочности того или иного участника.

Следует отметить, что только в тот период уголовное судопроизводство носило истинно состязательный характер, так как стороны находились в равном положении, имели одинаковые возможности в доказывании, а суд ограничивался разрешением спора без вмешательства в установление обстоятельств дела. Однако такой порядок был пригоден лишь для разрешения споров в маленьких общинах, где все знали друг друга, а споры разрешались не на основании виновности в совершении преступления, а исходя из приемлемости поведения участников дела для общины в целом.

С развитием государства и разрушением местных общин появилось осознание необходимости уголовного преследования преступников исходя из общественных и государственных интересов. Постепенно в рамках раннеобвинительного процесса стали возникать и все более усиливаться инквизиционные элементы судопроизводства, которые со временем полностью его заменили.

Инквизиционный процесс определяется следующими особенностями:

♦ функции судебной власти полностью переходят к государству. Никакие иные органы не вправе разрешать уголовные дела;

♦ спор потерпевшего и обвиняемого как частных лиц заменяется тяжбой между обвиняемым и государством;

♦ потерпевший из полноценного участника судопроизводства превращается в простого доносителя, инициирующего процесс; он лишается возможности влиять на результаты дела;

♦ обвиняемый также не имеет самостоятельных прав по доказыванию и превращается в бесправный объект, вина или невиновность которого доказывается судом;

♦ доказывание осуществляется исходя из формальных правил закона, согласно которым каждому доказательству устанавливается определенная сила; признание обвиняемого (в том числе полученное под пыткой) признается достаточным для его осуждения, при этом оно может быть заменено показаниями двух достойных доверия свидетелей или большим количеством иных доказательств.

Как правило, инквизиционное производство состояло из двух частей: общей инквизиции, задачей которой было установление лица, совершившего преступление, и специальной инквизиции, нацеленной на выяснение степени вины обвиняемого.

Такое построение уголовного процесса способствовало значительному усилению роли государства в общественной жизни, но со временем привело к многочисленным нареканиям на произвол в осуществлении правосудия. Полное отсутствие у участников дела полномочий по контролю за порядком осуществления правосудия сделало этот порядок неприемлемым для общества всех европейских стран.

В XIX веке это привело к появлению современной формы европейского уголовного процесса, которая в различных вариантах восторжествовала в уголовном процессе, – а именно смешанного процесса.

Смешанный процесс отличается сочетанием инквизиционного с элементами состязательности предварительного расследования и выраженно состязательного судебного разбирательства. Это позволяет сочетать преимущества, которые дает инквизиционность в установлении обстоятельств дела, с преимуществами состязательности при вынесении судебного решения в судебном разбирательстве.

Для предварительного расследования характерны следующие черты:

♦ тайна предварительного расследования, вследствие которой сторона защиты и потерпевший знакомятся с материалами дела и имеющимися в них доказательствами только после окончания расследования;

♦ полномочия по совершению процессуальных действий и принятию решений есть лишь у следователя или дознавателя, ведущего дело. Все остальные участники предварительного расследования (подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец и ответчик, их представители) могут только просить следователя о чем-либо и жаловаться на него. Самостоятельно никаких юридически значимых действий участники расследования произвести не могут.

Такой порядок позволяет органам предварительного расследования устанавливать истину по делу, несмотря на противодействие обвиняемого и потерпевшего, которые нередко искажают обстоятельства преступления в своих интересах.

В рамках смешанного процесса инквизиционные ограничения прав участников предварительного расследования должны компенсироваться состязательностью судебного разбирательства, где стороны обвинения и защиты равноправны, имеют одинаковые возможности по представлению суду своей позиции. Каждая из сторон в суде имеет право исследовать доказательства противостоящей стороны, право на представление собственных доказательств и на высказывание своей позиции в ходе судебных прений. Таким образом, значительное количество доказательств, собранных инквизиционными способами, проходят проверку в состязательном судопроизводстве.

Нельзя не сказать, что существующая смешанная система судопроизводства в последнее время вызывает обоснованные нарекания в отношении как органов предварительного расследования, так и суда. В ходе предварительного расследования интересы установления истины по делу часто уступают следованию ведомственным интересам. Так, качество работы следователей и дознавателей оценивается по соотношению возбужденных уголовных дел и дел, направленных в суд с обвинительным заключением или актом. Поэтому они становятся прямо заинтересованными в том, чтобы (необоснованно) отказать в возбуждении тех уголовных дел, которые не имеют перспективы раскрытия и направления в суд. С другой стороны, возбужденные уголовные дела «дотягиваются» до суда даже ценой различных процессуальных нарушений, так как прекращение дел ухудшает количественные показатели работы следственных органов. В результате лица, действительно совершившие преступление, избегают уголовной ответственности, а невиновные, ошибочно привлеченные к уголовной ответственности, осуждаются.

Не спасает положения и состязательное судебное разбирательство. «Состязание» происходит здесь между обвинением, опирающимся на деятельность органов предварительного расследования, профинансированных государством и пользующихся властно-принудительными полномочиями по производству следственных действий, применению мер пресечения, помощью органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, – и защитой, представленной адвокатом, труд которого оплачен из личных средств обвиняемого или в небольших размерах государством, который никаких властных полномочий не имеет, следственных действий не производит, доступа к оперативной информации не имеет. По сути, все права защитника, как в инквизиционном процессе, сводятся к просьбам, адресованным его процессуальному противнику – следователю или дознавателю. В этих условиях неудивителен крайне незначительный процент оправдательных приговоров в российских судах.

ОТВЕТЫ ПО КУРСУ УПП.

По состоянию на лето 2017 года.

Понятие и сущность уголовного процесса.

Понятие УППопирается в смысле правовой системы на два классических деления:деление права на материальное(устанавливает правила поведения и последствия их неприменения; это право о сути вопроса, существе дела) и процессуальное(последствия, определяемые материальным правом не наступают автоматически, они наступают после выполнения определенных процедур, которые являются сутью процесса) и на деление права на гражданское и уголовное.

Понимание того, что существует деление права на процессуальное и материальное появилось в 16 веке. Это и привело к автономизации УПП. В Римском праве было смешение этих прав. В то же время появляется противопоставление между гражданским и уголовным правом. Это связано с тем, что преступление общественно опасно и наказание за него не может быть в рамках гражданского права. Нужно было автономизировать ответственность преступника не зависимо от воли истца. За пару столетий (к периоду создания французской кодификации) процессы дифференциациипривели к появлению четырех отдельных дисциплин: уголовного материального и уголовного процессуального и гражданского материального и гражданского процессуального права.

Специфика УПП.Особенность УП и УПП состоит в том, что между ними естьлинейная взаимосвязь:УП не может применяться в иных административных формах (кроме УПП), потому что должна быть обеспечена специальная система гарантий, в первую очередь гарантий прав личности. Фундаментальное правило, важное при решении вопросов: нельзя решать вопросы УП, не применяя всех гарантий УПП.

Два направления уголовно-процессуальной политики: сдерживание преступности и правила надлежащей правовой процедуры.

Система УПП. Деление на общую и специальную части УПП не догматично. Можно тем не менее говорить об общих и специальных положениях. УПП теоретизируется исходя из деления процесса на стадии.Но есть нормы, которые неизбежно повторяются на всех стадиях, в таком случаеможно выделить некоторые институты, которые будут являться общими для всех стадий.

Уголовный процесс (уголовное судопроизводство) — это упорядоченная законом деятельность уполномоченных государственных органов, должностных лиц и иных вовлекаемых в нее субъектов, которая направлена на установление оснований уголовной ответственности и применение справедливого наказания к лицам, совершавшим преступление, и на ограждение от неосновательного осуждения и реабилитацию лиц, невиновных в совершении преступлений.

УПК РСФСР. Ст. 2 задачи уголовного судопроизводства.

Задачами советского уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона.

В УПК РФ (статья 6): уголовный процесс, с одной стороны, должен обеспечивать «защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений», а с другой стороны — «защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод».

Соотношение уголовно-процессуального права и иных отраслей права.

Уголовный процесс и уголовное право

Соотношение уголовного процесса с уголовным правом лежит в плоскости хрестоматийного деления современного права на материальное и процессуальное.

Терминология здесь восходит к появившемуся в средневековой философии разделению «материального», т.е. относящегося к существу вещей, и «формального», т.е. относящегося к их форме.

Материальное право регулирует существозапретов и дозволений, прав и обязанностей, действующих в том или ином обществе. Необходимость в процессуальном праве возникает в случае нарушения соответствующих запретов или обязанностей и появленияправового спора, который должен быть рассмотрен в строгом соответствии с установленными юридическими процедурами.

Доктринальное и нормативно-правовое разграничение материального и процессуального права является относительно новым явлением в правоведении (это деление предложено во Франции в 16 веке).

В ходе наполеоновских кодификаций во Франции были разработаны и приняты два автономных кодекса, один из которых кодифицировал материальное уголовное право, а другой — уголовно-процессуальное. В России оно состоялось в середине XIX в., начавшись с принятия автономного уголовного закона (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.) и завершившись принятием автономного уголовно-процессуального закона(Устав уголовного судопроизводства 1864 г.).

Вывод:материальное уголовное право объединяет нормы, касающиеся существа опасного для общества и запрещенного под страхом наказания поведения, т.е. нормы о преступлениях и наказаниях за них. Уголовно-процессуальное право объединяет нормы, касающиеся юридических процедур разрешения и рассмотрения споров, вытекающих из нарушения уголовно-правовых запретов.

Уголовное право может применяться исключительно в уголовно-процессуальной форме. Только уголовный суд, действующий в порядке уголовного судопроизводства, вправе разрешать по существу вопросы материального уголовного права.

Поэтому ни гражданский, ни арбитражный, ни какой-либо иной суд, действующий в рамках иных видов судопроизводства, ни при каких обстоятельствах не вправе разрешать вопросы материального уголовного права, поскольку ни один из видов судопроизводства, кроме уголовного, не предоставляет для этого необходимых гарантий участникам процесса.

Помимо постулата о том, что уголовное право может применяться только в порядке уголовного судопроизводства, существует и встречное положение, характеризующее особую взаимосвязь этих корреспондирующих друг другу отраслей права, — уголовный процесс существует только для применения материального уголовного права.

Поэтому в порядке уголовного судопроизводства нельзя разрешать ни гражданские, ни административные, ни какие-либо иные споры, кроме уголовно-правовых. В этом смысле уголовный суд не может, скажем, признать лицо недееспособным, расторгнуть брак или отменить административное решение должностного лица. Единственным исключением является право уголовного суда разрешить гражданский иск, предъявленный в рамках уголовного дела. Однако это исключение имеет строго ограниченный характер и допускается только тогда, когда уголовное преступление одновременно является гражданским правонарушением.

Уголовный процесс и гражданский процесс

Разграничение гражданского процесса с уголовным процессом, которое произошло в континентальной Европе в ходе наполеоновских кодификаций начала 19 века и выразилось в принятии отдельных уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной кодификаций. С тех пор возврата к прежнему единству процессов быть уже не могло.В России оно выразилось в принятии отдельных друг от другаУстава уголовного судопроизводства и Устава гражданского судопроизводства в ходе Судебной реформы 1864 г.

С точки зрения судоустройстваи статуса судей, существует противоположный принцип — единства гражданской и уголовной юстиции. Он проявляется в наличии единых судов общей юрисдикции, призванных разрешать как гражданские, так и уголовные дела. В результате один и тот же судья компетентен рассматривать и гражданские, и уголовные споры.

Единственность существует и на процессуальном уровне, пусть и в гораздо более скромном объеме. Так, например, можно упомянуть институт межотраслевой преюдиции, когда, допустим, обстоятельства, установленные приговором по уголовному делу, не нуждаются в доказывании в рамках гражданского судопроизводстваили когда по некоторым деламобязательным условием уголовного преследования является соответствующее решение гражданского суда(допустим, уголовное преследование за «злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей» требует обязательного решения гражданского суда о взыскании алиментов).

Другим примером служит обязанность суда приостановить производство по гражданскому делу в случае невозможности его рассмотрения до разрешения другого дела в порядке уголовного судопроизводстваили право суда удовлетворить гражданский иск, предъявленный в уголовном процессе, и передать вопрос о размере возмещения на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Периодически в отечественном правоведении обсуждается идея о конструировании некоей новой отрасли права — единого судебного права, состоящего из общей части, где можно сгруппировать общие для уголовного и гражданского судопроизводства институты, и особенной части, где можно закрепить специфические институты, присущие каждому из этих видов судопроизводства

В то же время в нашей стране существование автономных уголовного и гражданского процессов, урегулированных на уровне отдельных кодексов, давно уже стало устоявшейся традицией, отказываться от которой нет ни малейшего резона.

Как гражданские дела становятся уголовными: детали

Если пытаться отыскать рациональный и универсальный ответ, то становится очевидно, что одних только юридических знаний явно недостаточно. Нужно учитывать реалии правоприменения «по-российски», менталитет и психологию как представителей бизнеса, так и чиновников, а также сотрудников правоохранительных органов. Все они так или иначе имеют отношение к любому резонансному делу экономического характера.

К сожалению, в последнее время наравне с бизнесменами подозреваемыми и обвиняемыми по вроде бы обычным гражданско-правовым спорам действительно становятся практикующие юристы. Многие имеют адвокатский статус. Он, как показывает практика, является чуть ли не отягчающим обстоятельством.

Правоведы и миллионы

Приведу два характерных случая таких споров, ставших в 2018 году уголовными делами в отношении профессиональных защитников.

Пример первый — уже нашумевшее дело адвоката Игоря Третьякова. Скоро год, как он находится в СИЗО. Следственные органы считают юриста соучастником хищения у доверителя — АО «НПО им. Лавочкина» (основной акционер предприятия — госкомпания Роскосмос) — более 300 млн руб.

В 2016 году Третьяков заключил с руководством НПО несколько соглашений об оказании профессиональной юридической помощи. Результатом двухлетней работы адвоката стали значимые победы в арбитражах. Его успехи в зале суда позволили предприятию сэкономить порядка 5 млрд руб., избежать процедуры банкротства и массовых сокращений квалифицированного персонала. По первоначальным соглашениям с «НПО им. Лавочкина» за хорошую работу Третьякову полагался так называемый гонорар успеха — 8% от отсуженных сумм. Это и были 300 с лишним млн руб., в хищении которых адвокат в настоящий момент и обвиняется.

«Мой гонорар был привязан к сумме отбитых требований, что было четко закреплено договором: я получил ровно то, что мне причиталось по документам», — рассказал сам Игорь Третьяков в недавнем интервью. По его словам, работы были «приняты по всей процедуре», а нанят три года назад юрист был «в строгом соответствии с Положением о закупках, которое дает возможность заключать договор с адвокатом без проведения тендерной процедуры».

Это стандартное положение для многих государственных и окологосударственных компаний в итоге привело подрядчика за решетку. Почему?

Если говорить о содержательном наполнении спора, то он действительно лежит в чисто экономической плоскости. А по экономическим спорам, как известно, лишение свободы как мера пресечения не предусмотрено. Но общая тенденция такова, что заключение под стражу рассматривается следствием именно как удобный инструмент давления. Так объясняет свое нынешнее незавидное положение сам адвокат Третьяков. Я склонен с ним согласиться.

А вот второй пример. Практически под копирку сейчас развивается еще один корпоративно-правовой спор в российском ВПК. Осенью прошлого года Следственный комитет (СК) РФ вдруг заинтересовался некоторыми статьями расходов ПАО «Туполев» — всемирно известного российского разработчика и производителя авиатехники военного, специального и гражданского назначения. Следователям показались подозрительными выплаты предприятия — и вновь за оказанные юридические услуги. Они — при наличии в ПАО собственного юридического отдела — оказывались известным на правовом рынке подрядчиком: юридической компанией «Каменская & партнеры». В ходе проверки СК было установлено, что еще в 2012 году управляющему партнеру компании Татьяне Каменской перечислялись деньги за профессиональную работу. Всего же в период 2013–2016 годов Каменская, по версии следствия, получила от предприятия 153,9 млн руб.

И здесь правоохранители полагают, что денежные средства были банально выведены со счетов предприятия, а юридические услуги стали лишь благовидным предлогом для этого. По фактам, установленным проверкой, возбуждено уголовное дело о растрате, которое сейчас расследуется.

Волков бояться…

В обоих случаях адвокатам сейчас вменяется то, что выплаченные гонорары как минимум несоразмерны оказанным услугам. Следствие считает «призовые» сотни миллионов рублей не чем иным, как «торговлей правосудием» и «платой за покупку судебных решений». И это при том, что, повторюсь, фигурантами по обоим делам являются вовсе не люди в мантиях.

Что делать в такой ситуации профессиональным защитникам? Как не попадать в ситуации Третьякова/Каменской, когда на одной чаше весов — очень солидный даже по мировым меркам гонорар за высокопрофессиональную работу, а на другой — оппоненты в дорогих костюмах или погонах, желающие, чтобы такой счастливчик все до копейки вернул заказчику, а попутно сменил рабочий кабинет на камеру?

Можно, конечно, работать pro bono либо исключительно с малоимущими слоями населения, сознательно избегая большого бизнеса и высоких гонораров. Нет сверхдоходов, зато есть свобода и спокойный сон. Можно уйти в защитники по назначению. Но и эта стезя не гарантирует иммунитет от уголовного преследования, правда, уже по делам, которые экономическими можно считать с большой натяжкой.

Есть в «деле Третьякова» и положительный момент. Оно вызвало в профессиональной среде масштабную дискуссию: как оградить адвокатов от неправовых критериев оценки их взаимоотношений с доверителями. В ходе обсуждений стало очевидно — нормативная неопределенность института «гонорара успеха» выходит боком и самим адвокатам, и их клиентам.

Таким образом, у отечественного юриста имеется и третий путь: вместе с коллегами из адвокатских палат бороться за изменение правового поля. Так, по мнению вице-президента Адвокатской палаты Москвы Вадима Клювганта, посягательства на адвокатские вознаграждения нарушают сразу несколько не отчуждаемых конституционных прав граждан. А курирующий российскую адвокатуру заместитель министра юстиции РФ Денис Новак убежден: незыблемость гонораров защиты, равно как и уменьшение для них подоходного налога, должны стать краеугольными камнями проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которая в настоящее время обсуждается профессиональным сообществом. В частности, для этого следует официально допустить осуществление деятельности адвоката в хозяйственных обществах и заключение соглашений не лично с адвокатом, а с адвокатским образованием.

Пока же нормативной революции не произошло, любому российскому адвокату следует больше доверять интуиции, тщательно изучать не только контрагентов, но и собственных доверителей. Наконец, помнить старую французскую мудрость: qui ne risque pas il ne boit pas de champagne («Кто не рискует, тот не пьет шампанское»). Она в России, похоже, будет актуальна еще многие-многие годы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *