Уголовное дело без заявления потерпевшего

Статья 147 УПК РФ. Возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения

1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:

1) в отношении конкретного лица — в порядке, установленном частями первой и второй статьи 318 настоящего Кодекса;

2) в отношении лица, указанного в статье 447 настоящего Кодекса, — в порядке, установленном статьей 448 настоящего Кодекса.

2. Если заявление подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.

3. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части третьей статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Производство по таким уголовным делам ведется в общем порядке.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей статьи 20 настоящего Кодекса, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса.

См. все связанные документы >>>

1. Закрепленный в коммент. ст. порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частного и частно-публичного обвинения во многом схож с порядком возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Наверное, поэтому некоторые комментарии к этой статье состоят из нескольких строчек и почти ничего не разъясняют <613>.

<613> См., к примеру: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… С. 183; и др.

2. При возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения так же, как в случае возбуждения уголовных дел публичного обвинения:

— необходимо наличие предусмотренных ст. 140 УПК повода и основания;

— обязательно соблюдение предусмотренной ч. ч. 2 и 3 ст. 146 УПК процессуальной формы постановления о возбуждении уголовного дела;

— прокурор вправе отменить незаконное и (или) необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела материалы.

3. Начинающееся после возбуждения уголовного дела предварительное расследование по делам частного и частно-публичного обвинения может быть осуществлено так же, как по делам публичного обвинения. Это одно из обстоятельств, в связи с наличием которого в ч. 3 коммент. ст. говорится, что производство по таким уголовным делам частно-публичного обвинения ведется в общем порядке. В ч. 1 коммент. ст. законодатель не делает аналогичного уточнения. Между тем и по возбужденному следователем (дознавателем и др.) уголовному делу частного обвинения предварительное расследование осуществляется в общем порядке.

4. Единственное отличие процедур, связанных с принятием и оформлением решения о возбуждении уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения, заключается в том, что дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего (законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего — по заявлению его близкого родственника). Отсутствие заявления потерпевшего по такого рода уголовным делам (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК) — предусмотренное п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК основание отказа в возбуждении уголовного дела.

5. Без заявления потерпевшего или его законного представителя следователь (руководитель следственного органа), а дознаватель (начальник подразделения дознания) с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело частного и (или) частно-публичного обвинения, только если преступление, о котором ему стало известно, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Иначе решение о возбуждении уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения может быть признано необоснованным и, как следствие тому, постановленный по делу приговор отменен <614>.

<614> По аналогии с отменой постановления о возбуждении уголовного дела частного обвинения. См.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9.

6. Преступления, дела о которых именуются делами частно-публичного обвинения, перечислены в ч. 3 ст. 20 УПК.

7. Для того чтобы правильно уяснить смысл использованного в ч. ч. 1 и 2 коммент. ст. выражения «возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего», следует разобраться с содержанием таких терминов, как «возбуждение уголовного дела», «заявление» и «потерпевший».

8. Возбуждение уголовного дела — это процессуальное решение, мыслительная деятельность, в результате которой компетентный на то орган приходит к внутреннему убеждению о наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела. Когда речь идет о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения, и оно возбуждается не в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, поводом для его возбуждения может быть только заявление лица, пострадавшего от совершения данного преступления (его законного представителя, а в случае смерти «пострадавшего» — заявление его близкого родственника). Круг же оснований для возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения ограничен теми составами преступлений, о которых идет речь в ч. 3 ст. 20 УПК. Уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны одного (нескольких) из данных составов преступлений и могут быть признаны основанием для возбуждения уголовного дела.

9. Возбуждение уголовного дела — это мыслительная деятельность. Однако ее результаты не смогут играть какую-либо уголовно-процессуальную роль, если они не будут должным образом оформлены путем вынесения специального постановления.

10. Заявление потерпевшего, о котором идет речь в коммент. ст., — это разновидность повода для возбуждения уголовного дела, форма которого закреплена в п. 1 ч. 1 ст. 140, ст. 141 и ст. 318 УПК. Это заявление потерпевшего о преступлении. Причем не о любом преступлении, а только об одном (нескольких) преступлении, о котором упоминается в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.

11. Будучи поводом для возбуждения уголовного дела, заявление потерпевшего, о котором идет речь в коммент. ст., может быть охарактеризовано следующим образом. Заявление потерпевшего — это исходящий от потерпевшего, первый источник осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях такового), содержащем процессуально значимые признаки объективной стороны названного в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК состава преступления.

12. Трудно согласиться с мнением, что заявление <615>, а не заявление о преступлении является поводом к возбуждению уголовного дела. Заявление, поступившее в орган предварительного расследования, может вообще не иметь ничего общего ни с преступлением, ни даже с каким-либо иным общественно опасным деянием (общественно опасными последствиями). В нем упоминание о признаках преступления может просто отсутствовать. Такой повод не должен иметь следствием начало уголовного процесса ни по делам частно-публичного обвинения, ни по каким иным уголовным делам.

<615> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации… М.: Спарк, 2002. С. 293.

13. Хотелось бы сделать очередное замечание. А.Н. Шевчук считает, что в заявлении о преступлении сообщается о факте преступления. С этим трудно согласиться. Исходя из содержания ч. 2 ст. 140 УПК, в заявлении о преступлении сообщается не о факте преступления, а о признаках преступления, причем уголовно-процессуальное значение имеет сообщение не о любых признаках состава преступления, а лишь о признаках общественно опасного деяния и общественно опасных последствий.

14. Заявлением потерпевшего, о котором идет речь в коммент. ст., может быть лишь сообщение, поступившее в орган, уполномоченный возбуждать уголовное дело. Таковым может быть любое учреждение (должностное лицо), которое вправе принять решение о возбуждении уголовного дела (орган внутренних дел как орган дознания, орган предварительного следствия, прокурор и т.п.) <616>.

<616> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 7.

15. В коммент. ст. приведен не исчерпывающий перечень субъектов, у которых есть полномочие возбуждать уголовные дела частного и частно-публичного обвинения. В обзорах же судебной практики обращается внимание на необходимость возбуждения подобного рода уголовных дел только уполномоченным на то должностным лицом <617>. Поэтому очень важно точно определиться с кругом должностных лиц и органов, которые вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения.

<617> См.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9.

16. В настоящее время прокурор лишен права возбуждать уголовные дела. А исходя из текста ч. 4 коммент. ст. и ч. 4 ст. 20 УПК, сейчас в пределах своей компетенции рассматриваемого рода уголовные дела вправе возбуждать руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Причем без заявления пострадавшего дела частного и частно-публичного обвинения дознаватель может возбудить только с согласия прокурора при соблюдении условий, закрепленных в ч. 4 ст. 20 УПК.

17. Аналогичны полномочия по возбуждению уголовных дел и у других органов предварительного расследования. Так, начальник подразделения дознания вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела по тем преступлениям и в том же порядке, что и подчиненные ему дознаватели.

18. Самостоятельным органом предварительного расследования является следственная группа (группа дознавателей). Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. ст. 153 — 155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела частно-публичного обвинения для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела. Соответственно, руководитель следственной группы (группы дознавателей) при наличии к тому повода и фактического основания может принять решение о возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения в той мере, в какой на принятие указанного решения уполномочен соответствующий следователь.

19. Правом возбуждения уголовных дел наделены не только указанные должностные лица. Буквальное толкование п. 19 ст. 5, ч. 1 ст. 144, п. 1 ч. 1 ст. 145, ч. 4 ст. 146, п. 3 ст. 149 УПК прямо указывает на то, что возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения также вправе (обязаны) органы дознания.

20. В ч. 2 коммент. ст. упоминается о начальнике органа дознания. Это самостоятельный субъект уголовного процесса. Законодатель предоставляет ему право получить от мирового судьи заявление в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны, «для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Буквальное толкование данного положения позволяет начальника органа дознания выделить как самостоятельного субъекта возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Думается, его полномочия в этой части ничем не отличаются от полномочий дознавателя. Иначе говоря, уголовное дело в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, он может возбудить лишь с согласия надзирающего прокурора.

21. Некоторые ученые, помимо попыток дать полный перечень субъектов, уполномоченных на возбуждение уголовного дела, обращают внимание правоприменителя на то обстоятельство, что суд «не имеет право возбуждать дела публичного обвинения» <618>. К данному замечанию следует добавить, что суд не имеет право возбуждать не только дела публичного обвинения, но и уголовные дела частно-публичного обвинения. Уголовные дела же частного обвинения возбуждаются «путем подачи в суд заявления потерпевшим» или иным уполномоченным на то субъектом <619> (ч. 1 ст. 318 УПК), то есть также как бы не судом.

<618> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. С. 383.

<619> К числу таких субъектов сам суд не отнесен.

22. В коммент. ст. говорится о «потерпевшем». Однако это понятие использовано не в том значении, которое употребляется в ст. 42 УПК <620>. Согласно ст. 42 УПК, посвященной понятию и правовому статусу потерпевшего, в уголовном процессе принимается решение о признании физического или юридического лица потерпевшим, которое оформляется специальным постановлением. В вводной части постановления о признании лица потерпевшим должен быть указан номер уголовного дела, рассмотрев материалы которого, «следователь (дознаватель)» выносит рассматриваемое решение. Соответственно, потерпевшим лицо может быть признано лишь после возбуждения уголовного дела.

23. До возбуждения уголовного дела или, иначе, на момент решения вопроса о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения в уголовном процессе нет лица, законным образом признанного потерпевшим, а значит, с точки зрения уголовного процесса — нет потерпевшего. Действительно, на стадии возбуждения уголовного дела и даже до начала уголовного процесса можно отыскать физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, имуществу и деловой репутации которого преступлением причинен вреда. Но пока один из таковых не признан специальным постановлением потерпевшим, таковым с позиций уголовно-процессуального закона он являться не будет. До признания потерпевшим такое лицо рекомендуется именовать пострадавшим. Именно ему и предоставлено право обращаться с заявлением о совершении одного (нескольких) из преступлений, перечисленных в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК. Соответственно, в коммент. ст. более корректно и последовательно было бы говорить не о заявлении потерпевшего, а о заявлении пострадавшего.

24. В уголовно-процессуальном законе закреплены основные идеи, характеризующие институт представительства и правопреемства физического лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридического лица, имуществу и деловой репутации которого преступлением причинен вред. Согласно таковым законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица (ч. 3 ст. 45 УПК). Причем по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК, переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК).

25. В указанных нормах, так же как и в коммент. ст., речь идет о потерпевшем. Между тем, как мы выяснили, в коммент. ст. законодатель под потерпевшим понимает несколько иного субъекта уголовного процесса. Несмотря на существенную разницу процессуального статуса данных субъектов, представляется возможным использование по аналогии положений ч. 3 ст. 45 УПК и применительно к пострадавшему, наделив законного представителя и представителя пострадавшего правом обращаться в компетентный орган с заявлением о совершении преступления по делам частного и частно-публичного обвинения.

26. В ч. 8 ст. 42 УПК говорится о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица. Последствием преступления, перечисленного в ч. 3 ст. 20 УПК, не может быть смерть лица. Так же как не может быть таких последствий у преступлений по делам частного обвинения. Именно поэтому в ст. 318 УПК положения ч. 8 ст. 42 УПК интерпретированы несколько иначе. Здесь говорится не о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, а просто о смерти потерпевшего. Думается, последовательно данную идею распространить и на момент возбуждения уголовного дела частно-публичного (а не только частного) обвинения. В этом случае с заявлением о преступлении, указанном в ч. 3 ст. 20 УПК, к следователю (дознавателю и др.) или прокурору мог бы обратиться близкий родственник умершего пострадавшего (вне зависимости от причин его смерти).

27. Пока данные идеи не нашли своего прямого отражения в законе. Поэтому приведенные здесь суждения носят в большей степени теоретический характер. Между тем они могут быть использованы и в практической деятельности органов предварительного расследования. Их следовало бы учитывать при решении вопроса о возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения в порядке ч. 4 ст. 20 УПК, когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

28. В ч. 3 коммент. ст. использовано понятие «производство по делу». По делам частно-публичного обвинения оно должно осуществляться в общем порядке.

29. Под производством по делу понимается реализация таких форм предварительного расследования, как предварительное следствие или же смешанное предварительное расследование. Последняя форма включает производство одним органом предварительного расследования, которому не подследственно данное преступление, неотложных следственных действий и последующее предварительное следствие, осуществленное другим органом предварительного расследования, которому дело подследственно.

30. По всем преступлениям, указанным в ч. 3 ст. 20 УПК, обязательно предварительное следствие. Поэтому производство по такому делу не может быть осуществлено в форме дознания.

31. «Общий порядок» производства означает, что каждая из форм предварительного расследования по делам частно-публичного обвинения осуществляется так же, как и по делам публичного обвинения, в основном согласуясь лишь с подследственностью преступлений. Никаких исключений из этого правила не предусмотрено.

32. Некоторыми авторами понятие «общий порядок производства» понимается еще в более широком смысле слова. Они включают в него даже «общий порядок возбуждения» уголовного дела. Так, А.П. Коротков утверждает, что «коммент. ст. распространяет на УД <621> частно-публичного обвинения общий порядок возбуждения» уголовного дела <622>.

<621> УД здесь означает «уголовные дела» (Прим. автора).

<622> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации… М.: Юристъ, 2002. С. 307.

33. Ряд положений ст. 146 УПК действительно распространим и на порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения. Тем не менее, пока уголовное дело не возбуждено, производство по нему не осуществляется. В коммент. ст. говорится об общем порядке производства по делу. Соответственно, данное положение не касается и не регламентирует порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения.

34. В ч. 4 коммент. ст. идет речь о прокуроре. В данном случае под прокурором понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими дознание. Таковым может быть генеральный прокурор РФ, прокуроры республик, краев, областей, прокуроры городов, действующие на правах прокуроров областей, прокуроры автономной области, автономных округов, районные и городские прокуроры, военные, транспортные и другие прокуроры, приравненные к прокурорам областей, районным или городским прокурорам, их заместители, действующие в пределах своей компетенции, закрепленной в Федеральном законе о прокуратуре и УПК.

35. Уголовные дела частно-публичного обвинения отличаются от дел публичного обвинения тем, что в обычных условиях возбуждаются лишь по жалобе (заявлению) пострадавшего. А от дел частного обвинения их отличает то, что согласно ч. 3 ст. 20 УПК они не могут быть прекращены в связи с примирением сторон, за исключением оснований примирения, которые закреплены в ст. 25 УПК.

36. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 ст. 20 УПК положения противоречат ст. ст. 25, 28 УПК, а также ст. ст. 75, 76 УК <623>. Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не являются противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 ст. 20 УПК) и одновременное наличие других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. ст. 25 и 28 УПК) основаниям.

<623> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… М.: Экзамен XXI, 2002. С. 62 — 63.

37. Итак, дела частного и частно-публичного обвинения имеют свои особенности, касающиеся начала и окончания осуществляемого по ним уголовного процесса. Эти особенности накладывают определенный отпечаток на правовой статус потерпевшего. Поэтому их целесообразно разъяснять лицу, обратившемуся с устным заявлением о совершении подобного рода преступления.

38. Обязанность разъяснения заявителю специфики производства по делам частного и частно-публичного обвинения в законе прямо не закреплена. Она вытекает из положений ч. 1 ст. 11 УПК, согласно которой следователь (дознаватель и др.) должен разъяснять потерпевшему его права, обязанности, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Осуществление данных действий к тому же рекомендуется некоторыми авторами <624>.

Статья 147. УПК РФ. Возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения

1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:

  • в отношении конкретного лица — в порядке, установленном частями первой и второй статьи 318 настоящего Кодекса;
  • в отношении лица, указанного в статье 447 настоящего Кодекса, — в порядке, установленном статьей 448 настоящего Кодекса.

2. Если заявление подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.

3. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части третьей статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Производство по таким уголовным делам ведется в общем порядке.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей статьи 20 настоящего Кодекса, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса.

Могут ли завести уголовное дело без заявления потерпевшего?

Добрый день! Разъясняю Вам, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело должно быть прекращено п.1) отсутствие события преступления;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УК РФ.

Правоохранительные органы обязаны проверить сообщение о преступление, которое им поступает- об этом говорится в ст. 144 УПК РФ ч.1 дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Далее принимается по результатам проверки решение, или возбудить уголовное дело или отказать в возбуждении или передать дело по подследственности -ст.148 УПК РФ.

В связи с этим есть разные категории уголовных дел- ст.20 УПК РФ, ваш случай ч.2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

В вашем случае дело уголовное в любом случае заведено верно, но чтобы его прекратить нужно примирение сторон.

Статья 25. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон

Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.Обращаю ваше внимание в отношении подозреваемого или обвиняемого, то есть когда есть этот статус уже.

Правительственная комиссия, которую возглавляет глава МВД Владимир Колокольцев, сделала несколько заявлений на тему домашнего насилия. В частности, комиссия обратила внимание региональных властей на необходимость создания кризисных центров для пострадавших. Главам региональных управлений МВД поручили обеспечить возбуждение уголовных дел по статье УК о повторном нанесении побоев без заявления от пострадавших и их законных представителей. Также в рекомендациях министерства говорится о необходимости распространения информации о службах и НКО, где могут помочь жертвам насилия, а также о необходимости «формирования устойчивого неприятия проявления противоправного поведения в семье».

В понедельник СМИ, в частности газета «Известия», обратили внимание на решение правительственной комиссии по профилактике правонарушений, которую возглавляет глава МВД Владимир Колокольцев. Согласно подписанному еще 31 марта 2020 года документу, региональным министрам внутренних дел и начальникам управлений МВД предписывается обеспечивать «при наличии достаточных оснований» возбуждение уголовных дел о преступлении, предусмотренном статьей 116.1 УК РФ (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию) «при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя».

Напомним, данная статья предусматривает уголовную ответственность для тех, кто совершит побои в течение года после привлечения к административной ответственности за совершенные впервые побои. Однако она отнесена к категории частного обвинения — то есть жертва сама должна обращаться в суд, собирать доказательства и оплачивать услуги адвоката.

Сейчас дела по этой статье возбуждаются именно по заявлению потерпевшего или его представителей.

Единственное исключение — когда преступление совершено «в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы».

Главам региональных министерств и управлений поручено также «организовать работу по информированию граждан о деятельности кризисных центров помощи женщинам». В участковых пунктах полиции, дежурных частях и подразделениях по делам несовершеннолетних должны появиться номера «телефонов доверия» по вопросам семейного насилия, а также адреса кризисных центров, которые работают в этом регионе. О проведенной работе предписывается отчитаться в срок до 1 мая 2020 года.

Федеральное МВД должно до 1 декабря 2020 года пересмотреть практику сбора статистики «о состоянии преступности в сфере семейно-бытовых отношений и результатах деятельности органов внутренних дел по их профилактике».

В форму статистической отчетности «Профилактика» необходимо добавлять «дополнительные сведения», впрочем, в документе не указывается, какие именно.

Региональным властям рекомендуется «проработать вопросы создания кризисных центров для женщин». Также предлагается «повысить эффективность пропагандистских мероприятий, направленных на предупреждение семейно-бытового насилия, формирования устойчивого неприятия проявления противоправного поведения в семье». А в рамках госпрограмм субъектов РФ рекомендуется поддерживать НКО, реализующие проекты профилактики такого насилия. При этом предлагается «повысить эффективность контроля» над качеством оказываемых такими НКО услуг.

Минздраву в срок до 1 июня 2020 года рекомендуется «проработать возможность оптимизации» судебно-медицинских экспертиз по фактам побоев или «иных насильственных действий» — «в целях сокращения срока подготовки заключения по ним». А Минтруду — обобщить опыт работы организаций соцобслуживания, предоставляющих услуги гражданам, пострадавшим от семейного насилия.

Как рассказала “Ъ” куратор направления по защите прав женщин и детей в «Зоне права» адвокат Валентина Фролова, «на практике дела, в которых потерпевшими были совершеннолетние женщины без понятной властям уязвимости, например инвалидности, в публичном порядке никогда не возбуждались». «Мы считаем, что дела о насилии в семье должны возбуждаться и расследоваться исключительно в публичном порядке, а не в частном,— сказала она.— А с потерпевших должно быть снято бремя выполнения функций обвинителя в уголовном процессе: сбор и представление доказательств, обязанность присутствовать на всех судебных заседаниях».

Партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Екатерина Тягай уверена: «тот факт, что документ был принят в конце марта, свидетельствует о том, что в правительстве понимали — в период пандемии обострится проблема домашнего насилия. Поэтому рекомендации бьют именно по самым болевым точкам». Напомним, в начале апреля девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, обратились с письмом в правительство РФ и к главам регионов. Они попросили принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина.

Авторы письма отмечали, что режим самоизоляции «запер миллионы семей на одной территории в режиме 24/7», и прогнозировали всплеск домашнего насилия, аналогичный уже зафиксированному в Китае и ряде европейских стран.

«Фактически правительственная комиссия не только услышала позицию авторов концепции закона о профилактике домашнего насилия, но и уже начала внедрять многие меры, которые предусмотрены в концепции,— говорит госпожа Тягай.— Очевидно, что это существенное продвижение вперед. Но самый важный шаг будет сделан только тогда, когда будет принят закон о профилактике семейно-бытового насилия, который сейчас находится на разработке в Совете федерации. Так как именно закон превратит рекомендации в прямые обязанности».

Депутат Оксана Пушкина в разговоре с РБК отметила, что «прошел уже месяц (после того как эти рекомендации были подписаны), и ни в одном из регионов не принято соответствующих мер»: «Вместо этого продолжают поступать звонки с криками о помощи, на которые есть обязанность реагировать, а для этого нужно иметь соответствующие инфраструктурные ресурсы. Это не отменяет, а только подчеркивает необходимость внесения законопроекта о борьбе с домашним насилием».

Отметим, что сейчас работа над законопроектом приостановлена — об этом ранее сообщила спикер Совета федерации Валентина Матвиенко.

Она объяснила это эпидемиологической ситуацией в связи с распространением коронавирусной инфекции.

Валерия Мишина

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 24 УПК РФ

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а если оно уже возбуждено, то подлежит прекращению, если установлено хотя бы одно из нижеизложенных обстоятельств:

а) отсутствие события преступления, иначе говоря, отсутствие самого деяния, которое предполагалось имевшим место (например, передачи денег, которая предположительно расценивалась как дача взятки, не было вообще; сведения на этот счет оказались ошибочными). В силу презумпции невиновности к отсутствию события преступления, фигурировавшего в поводе к возбуждению дела, остались неразрешимые сомнения. Они толкуются в пользу обвиняемого и уравнивают реабилитирующие формулировки «отсутствие события преступления» и «неустановление события преступления»;

б) отсутствие в деянии состава преступления, когда само деяние подтвердилось, однако оно не содержит (или по крайней мере не установлено, что содержит) все обязательные признаки состава преступления. Например, препятствием для дальнейшего движения дела ввиду отсутствия состава преступления может служить тот факт, что по поводу дорожно-транспортного происшествия, в котором погиб пешеход, несмотря на все принятые меры, так и не удалось установить, имел ли водитель техническую возможность избежать наезда, иначе говоря, есть ли в его действиях необходимые признаки субъективной стороны состава преступления. В отличие от отсутствия события преступления, которое снимает все вопросы о какой бы то ни было ответственности лица, окончание производства по уголовному делу за отсутствием состава преступления не исключает иных видов юридической ответственности. Так, в нашем примере остается открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. К отсутствию состава преступления приравниваются случаи, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом, который в подобных ситуациях всегда имеет обратную силу;

в) истечение сроков давности уголовного преследования, которое в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения базируется на уголовно-правовом учении о сроках давности. Его стержень образует гуманная идея, согласно которой уголовное преследование не может вечно висеть дамокловым мечом над виновным. В этой связи уголовным законом установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности, дифференцированные в зависимости от тяжести совершенного преступления, условия приостановления течения таких сроков и другие положения, образующие основу для частных теорий, составляющих единое учение о давности в уголовном праве. При решении вопроса о том, не истекли ли сроки давности и не надлежит ли по этому основанию в возбуждении уголовного дела отказать или возбужденное уголовное дело прекратить, следует руководствоваться статьей 78 УК, на которой базируется вышеупомянутое учение;

г) смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение, потому что, как говорили в древности, mors omnia solvit (смерть решает все вопросы); судить некого. Исключение составляют случаи, когда заинтересованные лица, будучи уверенными в его невиновности, ходатайствуют о продолжении судопроизводства в целях реабилитации и восстановления доброго имени покойного. В подобных случаях производство по делу должно быть продолжено в обычном порядке вплоть до заочного судебного разбирательства. По смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П (Российская газета. 2011. 29 июля) на основании пункта 4 части первой комментируемой статьи 24 УПК уголовное дело не может быть прекращено без согласия близких родственников умершего, а федеральному законодателю предстоит конкретизировать перечень лиц, которым, помимо близких родственников, может быть предоставлено право не согласиться с прекращением уголовного дела и настаивать на продолжении производства по нему с целью реабилитации покойного. Согласно позиции Конституционного Суда РФ к подозреваемым и обвиняемым, о которых прямо говорится в упомянутом пункте части первой комментируемой статьи, приравниваются все другие лица, в отношении которых уголовное дело прекращено по данному нереабилитирующему основанию, хотя никакого участия в досудебном производстве они не принимали, поскольку смерть наступила до возбуждения уголовного дела. При этом в Постановлении КС ничего не говорится о том, констатировалась ли виновность умершего в совершении преступления в следственных документах, по поводу которых состоялось обращение в Конституционный Суд. При всей своей нравственной выдержанности такой подход спорен и зыбок; он уводит решение проблемы от платформы правоотношений в сторону, где понятие реабилитации вообще ни при чем;

д) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено только по его заявлению (дела частного и частно-публичного обвинения — см. текст статьи 20 и комментарий к ней);

е) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления, которое касается только двух высших должностных лиц правоохранительной системы государства — Генерального прокурора РФ и председателя Следственного комитета РФ. К отсутствию такого заключения приравнивается отсутствие согласия внесудебных органов, перечисленных в пункте 6 части первой комментируемой статьи, на уголовное преследование, в отношении которых нормами главы 52 УПК установлен особый порядок уголовного судопроизводства (см. входящую в эту главу статью 448 УПК и наш комментарий к ней). Отсутствие заключения или согласия исключает дальнейшее уголовное судопроизводство категорически, без вариантов.

2. Прекращение уголовного дела означает полное окончание производства по нему, никакие процессуальные действия больше не производятся. Дальнейший путь такого дела — только в архив. Если же по такому делу имелось лицо, в отношении которого было начато уголовное преследование, а это значит, что в деле существовала процессуальная фигура подозреваемого или обвиняемого, прекращение дела влечет за собой и прекращение уголовного преследования по тому же основанию, по которому прекращено производство по делу в целом.

Новое законодательство о мошенничестве: МВД не сможет возбуждать уголовное дело без заявления потерпевшего

Совет Федерации (СФ) одобрил принятый ранее Госдумой законопроект, существенно изменяющий ст. 159 УК «мошенничество». Предпринимательское мошенничество отделено от простого. Бизнесмен «может украсть» до 6 млн. руб. (ранее — 250 тыс. руб.), но и сесть за это на десять лет вместо трех. Прошла и главная поправка, гуманизирующая статью 159 УК: МВД не сможет возбуждать уголовное дело без заявления потерпевшего. Впрочем, предприниматели все равно недовольны и хотели бы большей либерализации, пишет mk.ru.
Одобренный СФ законопроект был внесен 5 апреля Верховным судом (ВС) РФ (см. «МК» от 6 апреля). По Конституции ВС (вернее, его пленум) обладает правом законодательной инициативы. Но пользуется им весьма редко: такие случаи можно пересчитать по пальцам. 5 апреля пленум ВС РФ постановил обратиться в Госдуму с инициативой детализировать статью 159 УК РФ.
Камнем преткновения для судей стало разделение мошенничества (злонамеренное неисполнение обязательств) и нарушение договоров в силу бизнес-обстоятельств (скажем, кризиса или неисполнения обязательств контрагентами). Поскольку в России до сих пор любое неисполнение обязательств считается мошенничеством, то ст. 159 УК РФ стала «любимой» статьей для бизнеса. По ней осуждено наибольшее число предпринимателей (по мнению бизнес-омбудсмена Бориса Титова, всего отбывает наказание более 20 тысяч предпринимателей, более 85% из которых сидят именно по 159-й статье).
Немалое напряжение в бизнес-среде и в обществе создавало право МВД возбуждать уголовные дела по ст. 159 без заявления потерпевшего — просто «по признакам преступления», которые гражданин следователь мог совершенно произвольно усмотреть, по сути, в чем угодно.
В результате возник вал уголовных дел, которые с разной степенью справедливости обвиняли в заказном характере преследования. Достаточно сказать, что заявление потерпевшего имелось лишь в 2% уголовных дел по ст. 159 УК, а 98% были инициативой ретивых следователей. Даже МВД в конце концов признало, что «заказные» уголовные дела в России есть. 8 ноября в Госдуме замглавы МВД Юрий Зубов заявил, что «злоупотребления в этой сфере имеют место и коррупционная составляющая достаточно большая».
Теперь, если закон подпишет президент Путин, ее не будет. 23 ноября Госдума, а 28 ноября — СФ лишили МВД права «уголовной инициативы» по ст. 159. Если речь не идет о мошенничестве против государства (где оно является потерпевшим), заявление нужно.
Кроме того, для предпринимателей увеличилась сумма нанесенного ими ущерба. Предел крупного для них установлен в размере 1,5 млн. рублей. А для «бытовых» мошенников остался на уровне 250 тыс. рублей. Особо же крупный ущерб мошеннику-предпринимателю вменят при сумме ущерба свыше 6 млн. руб. (для простых смертных — 1 млн. руб.). Но и сроки у предпринимателя тоже «особо крупные»: вместо трех лет может сесть и на десять. «Бытовики» будут сидеть, как и раньше — от 3 до 5 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *