Срок давности пени

Срок налоговой давности

Елькина Наталья Владимировна, налоговый адвокат

В практике налогового консультирования довольно часто приходится сталкиваться с вопросами налогоплательщиков о сроках давности по налогам, пеням, штрафам (далее– налоги или налоговые долги). В ситуациях, когда налоговые органы доначисляют и взыскивают налоги за давно прошедшие периоды, налогоплательщиков, как правило, интересует установлен ли в законодательстве предельный срок, в течение которого инспекция имеет право взыскать долг с налогоплательщика.

Как таковые, понятия «срок давности по налогам» или «срок налоговой давности» в Налоговом кодексе РФ (далее – НК) не определены. В НК также не упоминается и срок исковой давности, который знаком нам из норм гражданского законодательства. В тоже время, нормы Гражданского кодекса к налоговым правоотношениям не применяются (п.3 ст. 2 Гражданского кодекса).

Хотя срок налоговой давности в НК не установлен, из совокупности статей 46-48, 69, 70, 89, 100 НК следует, что налоговые органы все же ограничены в сроках выявления и взыскания налоговых долгов. Это подтверждает и судебная практика.

Так, согласно п. 37, п.60 Постановления Пленума ВАС РФ №57 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» пропуск инспекцией сроков выявления долгов, в том числе нарушение инспекцией сроков проведения контрольных мероприятий, а также сроков взыскания налогов — является основанием для отказа судом в иске налогового органа о взыскании долга с налогоплательщика.

Сумма налогового долга, во взыскании которой судом отказано, должна быть признана безнадежной ко взысканию и списана налоговым органом по этому основанию (пп. 4 п. 1 ст. 59 НК).

Таким образом, в отсутствие законодательного определения в НК, срок налоговой давности можно определить как установленный в НК период времени для выявления и взыскания налогового долга с налогоплательщика, по истечению которого, налоговый орган теряет возможность долг взыскать.

Если говорить о длительности срока налоговой давности, то в ст. 46-48, 69, 70, 89, 100 НК определены:

  1. сроки, для выявления или обнаружения долга налоговым органом: инспекция может проверить период не старше трех лет – п.4 ст. 89 НК; также установлены предельные сроки проведения налоговой проверки – в совокупности не более двенадцати месяцев для выездных налоговых проверок, не более 7 месяцев для камеральных проверок – п.2 ст. 88, п.6 ст.89 НК, ст. 100 НК;

  2. срок, для направления налогоплательщику требования о добровольной уплате долга: 20 дней с момента вступления в силу решения по налоговой проверке либо три месяца со дня выявления инспекцией налогового долга в результате иных мероприятий налогового контроля – п.1 ст. 70 НК;

  3. срок для исполнения налогоплательщиком требования об уплате долга в добровольном порядке: не менее восьми рабочих дней, с момента получения требования налогоплательщиком (п.4 ст. 69 НК);

  4. срок на судебное взыскание добровольно не погашенного налогоплательщиком долга: шесть месяцев с момента окончания срока на добровольное исполнение требования об уплате налогового долга (при взыскании за счет денежных средств налогоплательщика), либо два года с момента окончания срока на добровольное исполнение требования об уплате налогового долга (при взыскании за счет имущества) – ст. 46-48 НК.

В совокупности, если сложить все перечисленные сроки на выявление и взыскание долга, срок налоговой давности составит от четырех до шести лет с момента окончания налогового периода, в котором долг образовался.

Фактическая длительность срока зависит от вида контрольного мероприятия, в ходе которого долг был выявлен (поводилась камеральная/выездная налоговая проверка или иные мероприятия налогового контроля). Также на длительность срока налоговой давности влияет способ взыскания долга с налогоплательщика – взыскивается долг за счет денежных средств либо за счет имущества.

В настоящее время, в связи с отсутствием в НК прямой и понятной нормы о сроке налоговой давности, суды неоднозначно решают подобные вопросы. В практике судов встречаются решения, где суды не принимают во внимание наличие в НК специальных сроков выявления и взыскания налоговых долгов (по сути норм о сроке давности), но применяют нормы гражданского законодательства о сроках исковой давности либо даже статьи Гражданского кодекса о неосновательном обогащении (см. например: Апелляционное определение Ростовского областного суда от 04.07.2016 по делу № 33а-10966/2016).

Представляется, что исправить ситуацию помогло бы включение в НК, по аналогии с Гражданским кодексом, отдельной нормы о сроке налоговой давности. Это позволило бы всем участникам налоговых правоотношений, а также судам без труда определять потенциальную безнадежность взыскания конкретного налогового долга.

В текущей ситуации, при получении требования налогового органа об уплате налога за давно прошедший период, налогоплательщикам можно порекомендовать обязательно проверить соблюдение инспекцией сроков налоговой давности.

Ориентироваться следует на срок налоговой давности от четырех до шести лет с момента образования налоговой задолженности. Фактическая длительность срока в конкретной ситуации определяется по совокупности сроков, установленных НК для выявления и взыскания налогов (ст. 46-48, 69, 70, 89, 100 НК РФ). Если возможность принудительного взыскания долга утрачена, можно указать на это налоговому органу, предъявившему требование об уплате давнего долга. О пропуске сроков нужно заявить и в суде, если налоговый орган все же решит взыскивать потенциально безнадежный ко взысканию долг.

Начисление пеней всегда неприятно для налогоплательщика. Ведь это означает, что помимо уплаты задолженности по налогу придется понести еще и дополнительные расходы в виде пеней. А ведь зачастую сумма начисленных пеней сопоставима с размером недоимки (а иногда и превышает ее).

Однако, прежде чем расстаться с суммой насчитанных налоговиками пеней, не помешает проверить, законно ли они начислены. Дело в том, что при начислении пеней инспекция должна уложиться в определенные временные рамки. Выход же за пределы этих рамок влечет за собой незаконность требования об уплате пеней. Об этом я и хочу рассказать подробнее.

А дело было так. В мае 2004 года один из наших клиентов получил из налоговой инспекции весьма странное требование об уплате пеней. Претензии выдвигали налоговики того города, где ранее у нашего клиента находился филиал. Странность же заключалась в том, что сам филиал был ликвидирован еще в октябре 2000 года!

📌 Реклама Отключить

Надо заметить, что в самом требовании не был приведен расчет пеней, позволяющий определить налоговые периоды, за которые они начислены. Отсутствовало в требовании и указание на недоимку, на которую были начислены соответствующие пени. Однако, связавшись с инспекцией, мы выяснили, что пени начислены на недоимку, числящуюся за филиалом. Причем начислены вплоть до 2004 года.

Получалось, что при ликвидации филиала налоговики «проспали» недоимку, а теперь, спустя четыре года, вдруг вспомнили про нее и решили взыскать пени за все прошедшее время.

Думаю, не стоит уточнять, что сумма пеней за четыре года набежала весьма внушительная. Расплачиваться же своими деньгами за нерасторопность налоговых работников, вовремя не обнаруживших недоимку, организация не собиралась. В результате в Арбитражный суд Республики Башкортостан было подано заявление о признании требования налоговой инспекции недействительным.

📌 Реклама Отключить

Аргументы были следующие. Филиал нашего клиента был ликвидирован 24 октября 2000 года. Это обстоятельство подтверждается информационным письмом налоговой инспекции о ликвидации филиала. На момент ликвидации филиала недоимка, на которую были начислены пени, не предъявлялась.

Таким образом, очевидно, что сама недоимка могла образоваться только до момента ликвидации филиала, то есть до 24.10.2000. А это означает, что взыскать эту недоимку налоговики уже не могут. Ведь такое взыскание возможно только в пределах трех лет с момента образования задолженности перед бюджетом. Проще говоря, взыскать эту недоимку с организации налоговики могли вплоть до 24 октября 2003 года. После этой даты требование по взысканию налоговой задолженности является незаконным. В качестве подтверждения этого довода мы привели постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.08.04 по делу № Ф09-3248/04-АК и от 14.09.04 по делу № Ф09-3799/04-АК.

📌 Реклама Отключить

Невозможность же взыскать недоимку, на которую начислены пени, влечет за собой и невозможность взыскания самих пеней. Ведь пени обеспечивают уплату налога. Кроме того, если руководствоваться логикой налоговой инспекции, то пени можно взыскивать бесконечно.

В результате суд принял наши доводы и признал обжалуемое требование недействительным (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.08.04 по делу № А07-16965/04-А-ДГА). В решении суд прямо указал, что окончание срока, в течение которого можно взыскать недоимку, лишает налоговиков и права на взыскание пеней по этой недоимке. Ведь уплата пеней неразрывно связана с уплатой сумм недоимки (ст. 75 НК РФ). Следовательно, пени являются платежом, производным от недоимки, и взыскать их можно только если возможно взыскание самого налога.

Таким образом, мы доказали, что взыскать пени налоговики могут только в течение трех лет после образования недоимки. А при отсутствии оснований для взыскания недоимки требование об уплате пеней, начисленных на эту недоимку, является незаконным.

📌 Реклама Отключить

Дмитрий Бакулин, ООО «Юридическая фирма «Налоговое право»», г. Уфа

ВС РФ напомнил о нюансах исчисления срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки

SergeyNivens / .com

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации напомнила об одном из случаев, когда правило ст. 207 Гражданского кодекса, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, не действует: оно не применяется, если основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности (Определение ВС РФ от 4 марта 2019 г. № 305-ЭС18-21546).

Обстоятельства рассмотренного ВС РФ дела заключались в следующем.

Между сторонами был заключен договор поставки оборудования, по условиям которого в случае нарушения установленных сроков поставки (31 мая 2013 года и 30 апреля 2014 года), поставщик за каждый день просрочки уплачивает покупателю неустойку в размере 0,25% от цены не поставленного в срок оборудования. При этом общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования.

Поставщик произвел поставку с нарушением установленных сроков, в связи с чем 27 апреля 2017 года в его адрес покупателем была направлена претензия о ненадлежащем исполнении договора и начислении неустойки. Поскольку претензия осталась без ответа, покупатель 29 июня 2017 года обратился в арбитражный суд с иском к поставщику о взыскании договорной неустойки.

Суды трех инстанций, приняв во внимание сроки поставки и дату обращения покупателя с иском в суд, пришли к выводу, что срок исковой давности истцом пропущен. При этом они руководствовались положениями ст. 207 ГК РФ, согласно которым, в связи с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании неустойки.

ВС РФ счел этот вывод ошибочным и обратил внимание судов на следующее.

Определение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по поставке товара осуществляется по общим правилам, установленным ГК РФ. В частности, по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

В рассматриваемом случае, согласно условиям договора, поставщик должен был уплачивать покупателю неустойку за каждый день просрочки. То есть, каждый день за период с момента нарушения обязательства до момента его исполнения на стороне поставщика возникало обязательство по уплате неустойки.

При этом, как напомнил ВС РФ:

  • срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки исчисляется отдельно в отношении каждой суммы неустойки, подлежащей уплате за каждый день просрочки (п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43);
  • а правило ст. 207 ГК РФ в данном случае не применяется, поскольку основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности (отметим, что ранее такое же разъяснение давал и ВАС РФ).

Поэтому судам следовало взыскать неустойку за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о ее взыскании.

Кроме этого, отметил ВС РФ, в рассматриваемом деле до предъявления иска о взыскании неустойки истец 27 апреля 2017 года в соответствии с условиями договора направил ответчику претензию, которая осталась без ответа.

Соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени.

В связи с этим суд первой инстанции должен был исследовать юридически значимые обстоятельства, касающиеся вопросов соблюдения истцом претензионного порядка с целью установления срока, подлежащего исключению из срока исковой давности. Однако этого сделано не было.

В итоге дело передано на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, которому следует учесть изложенную позицию ВС РФ, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установить срок соблюдения претензионного порядка, подлежащий исключению из срока исковой давности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *