Рукоприкладчик это гражданское право

Наследство и рукоприкладчики

9 декабря 2014 в 12:47

Институт рукоприкладчиков как древнейший элемент наследственного права



Начну с того, что порядок оформления завещаний имеет давнюю традицию, уходящую вглубь веков. В древние времена (кстати, даже в начальный период существования Киевской Руси) повсеместно была распространена устная форма завещаний, когда собственник имущества в присутствии нескольких свидетелей излагал свою волю (см. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Спб., 1907. С. 490). Однако затем под влиянием римского права и христианской церкви все цивилизованные народы перешли на письменную форму, подразумевающую, что наследодатель фиксирует последнюю волю на бумаге, пергаменте или на другом материальном носителе, после чего собственноручно подписывает документ. Это требование распространялось (и распространяется) на всех дееспособных собственников.

Но во все времена существовали определенные категории лиц, которые в силу болезни, физических недостатков или обычной неграмотности не могли составить на бумаге текст завещания или подписать его.

Для разрешения такой коллизии уже в период Средневековья наследственное право предусмотрело особый институт рукоприкладчиков, то есть третьих лиц, которые своей подписью в присутствии нотариуса (чиновника, личного доктора или священнослужителя) могли заверить последнюю волю умирающего. Кстати, дореволюционное российское гражданское право кроме рукоприкладчиков знало также и переписчиков, то есть лиц, которые составляли на бумаге завещание без права его подписания. При этом переписчик и рукоприкладчик не могли совпадать в одном лице.

Современное российское законодательство сохранило традиционный взгляд на этот вопрос и закрепило в п.3 ст. 160 ГК РФ и п. 3 ст. 1125 ГК РФ возможность использования гражданином услуг рукоприкладчика при составлении завещания.

Гражданский кодекс России о рукоприкладчиках


П.3. ст. 160 ГК РФ гласит: «Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие…».

П.3. ст. 1125 ГК РФ фактически вторит вышеизложенной статье: «Если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано другим гражданином в присутствии нотариуса. В завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать завещание собственноручно, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина».

Рассмотрим основные виды злоупотреблений нотариусов и рукоприкладчиков при оформлении завещаний.

Классификация дел с участием рукоприкладчиков


Если внимательно проанализировать судебную практику по делам с участием рукоприкладчиков, то все случаи можно разделить на два вида:

А) явные мошенничества, направленные на незаконное изъятие имущества у их законных владельцев или наследников;

Б) недобросовестное исполнение нотариусами прямых обязанностей.

Как в первом, так и во втором случае рукоприкладчики чаще всего являются всего лишь инструментом, исполнителем преступной воли третьих лиц (нотариусов или мошенников). Рассмотрим самые распространенные схемы.

Мошенничества, направленные на незаконное изъятие имущества.
1. Тяжесть болезни наследодателя как источник для злоупотреблений со стороны нотариусов и аферистов.

Упоминая о тяжести болезни, Гражданский кодекс ничего не говорит о лице, которое определяет степень тяжести, а также о порядке ее определения, создавая тем самым целое поле для злоупотреблений со стороны мошенников и самих нотариусов. Нотариус – не врач и не имеет медицинского образования, однако он должен определить, что гражданин, который не в силах подписать документ, в то же время способен выразить свою волю, прочесть и понять смысл написанного.

В результате возможны злоупотребления со стороны нотариусов и рукоприкладчиков. Ярким тому примером служит дело москвички Тарасовой Н.Н. Суть его такова. Тарасова тяжело заболела и была помещена в реанимационное отделение одной их московских клиник. Находясь в тяжелом состоянии, умирающая как-то умудрилась «составить завещание» и передать свою квартиру площадью в 350 кв. м совершенно постороннему для нее гражданину Хабарову М.Н. Документ этот подготовила небезызвестная в Москве нотариус Костикова Е., а расписался в нем рукоприкладчик Барков С.С.

Прямые наследники не согласились с таким странным завещанием и подали иск в суд. Дело рассматривалось почти два года. ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» провело посмертную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу и установил, что покойная просто не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В итоге завещание было аннулировано. Кроме того, выяснилось, что Костикова Е. систематически подделывала документы в наследственных делах состоятельных граждан. Правоохранительные органы возбудили уголовное дело, а нотариус ударилась в бега и была объявлена в федеральный розыск.

2. Мошенничество в отношении социально незащищенных граждан.

Журналисты и некоторые юристы называют незаконное изъятие собственности у социально незащищенных лиц с помощью рукоприкладчиков «новым способом мошенничества». На самом деле ничего нового в этом нет. Такие аферы были известны в XIX и XX веках. Встречаются они и сейчас. Вот типичный пример. В 2011 году 87-летняя жительница Москвы Наталья Золотова (фамилия и имя изменены) завещала сыну своей знакомой Владимиру Шереметьеву (данные изменены) двухкомнатную квартиру. Завещание подписал рукоприкладчик Сергей Топильский, потому что наследодатель якобы не мог поставить подпись, так как она сломала кисть руки. Родная племянница Золотовой, узнав о смерти тетки, прилетела в Москву из Омска и обнаружила в квартире нового «хозяина». Обычно в этом случае наследники подают в суд, однако племянница не стала ходить по судебным инстанциям, а сразу же направила заявление в милицию. Вскоре правоохранительные органы выяснили, что в данном случае имел место сговор нотариуса и рукоприкладчика, на счету которых было уже несколько подобных дел.

Недобросовестное исполнение нотариусами обязанностей.


Халатное исполнение обязанностей нотариусами при использовании услуг рукоприкладчиков также способствует многочисленным нарушениям прав собственников и законных наследников. В этих случаях нотариусы выступают невольными помощниками различного рода аферистов и мошенников.

Например, некий московский нотариус в 2003 году оформил по просьбе одного из наследников завещание в его пользу в присутствии находящегося без сознания (!) наследодателя. При этом нотариус, конечно же, не зачитывал вслух документ и вообще не соблюдал никаких формальностей. Рукоприкладчик безропотно подписал все бумаги. В дальнейшем на суде незадачливый нотариус заявил в свое оправдание, что, дескать, он за три дня до этого разговаривал по телефону с завещателем и в ходе этой беседы выяснил его волю!

Однако все же львиную долю составляют ошибки, связанные с обязанностью нотариуса определить: может ли завещатель самостоятельно подписать документ. К сожалению, большинство нотариусов в этом случае идут на поводу ближайших родственников и оформляют бумаги незаконно. А потом в ходе судебных разбирательств эти «служители юстиции» придумывают самые невероятные аргументы в свое оправдание. Вплоть до того, что «наследодатель собрался с силами и… моргнул мне в знак согласия». Хотелось бы улыбнуться, но становится как-то не до смеха.

Необходимость внесения изменений в наследственное законодательство.


Что в итоге? В итоге судебная и правоохранительная практика лишний раз доказывают необходимость внесения изменений в нормы, регулирующие участие рукоприкладчиков в составлении завещаний. Прежде всего, на мой взгляд, следует лишить нотариусов возможности самостоятельно определять, в силах ли гражданин из-за своей болезни или физического недостатка подписать документ. Подобное должен делать не юрист, а, допустим, участковый врач местной поликлиники или скорой помощи.

Необходимо разработать и принять особую форму медицинского заключения, в которой бы подробно описывалось состояние гражданина, поручившего рукоприкладчику заверить бумаги. Далее, надо как можно скорее вернуться к основам российского права и ввести публичность такого рода завещаний. Рукоприкладчик должен подписывать документ обязательно в присутствии врача и двух-трех свидетелей, дабы исключить возможность серых схем.

Кроме того, желательно вернуть в наши законы и фигуру переписчика, исчезнувшую из наследственного права после 1917 года. Официальный и независимый переписчик по законодательству Российской империи выступал еще одним свидетелем последней воли наследодателя.

Вообще, на мой взгляд, публичность такого рода завещаний является единственной возможностью для пресечения злоупотреблений. Что удивительно – подобные завещания существуют почти во всех европейских странах, а также в США и Канаде. Более того, положения о них есть и в законодательстве некоторых республик бывшего СССР, например, в Латвии, Армении, Грузии.… Но в России, где публичные завещания имеют давнюю историю, их почему-то нет, а в результате мы имеем многочисленные нарушения прав граждан.

Автор – адвокат, руководитель Юридического центра адвоката Олега Сухова, президент «Гильдии Юристов Рынка Недвижимости».

Кто такой рукоприкладчик?

Мы продаём квартиру парализованной бабушки, правая рука которой не действует. Говорят, что её подпись на документах должен засвидетельствовать какой-то рукоприкладчик. Кто он? А. Смирных, Омск

Поясняет Наталия РУСАНОВА, помощник нотариуса г. Омска:

— Рукоприкладчиком в гражданском праве называют лицо, которое содействует оформлению совершённой сделки, подписывая её за того, кто лишён возможности это сделать в силу физических недостатков, болезни или неграмотности. Рукоприкладчика необходимо отличать от представителя, который действует от имени другого лица. Рукоприкладчик не выражает воли на совершение сделки, никаких прав и обязанностей по сделке, которую он подписывает, не приобретает. Вся его функция сводится к восполнению физического недостатка. Юридические лица прибегать к его помощи не могут. Участник сделки, который не может подписать сделку, должен обладать дееспособностью. И только по его просьбе сделку подписывает другое дееспособное физическое лицо, а данный факт удостоверяется нотариусом с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать её собственноручно.

Правовой статус рукоприкладчика и свидетелей при оформлении сделки

ГК особо выделяет способ подписания сделки гражданином, который вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно сделать этого. В указанном случае вместо него сделку подписывает другой гражданин, нередко именуемый рукоприкладчиком. Соответствующие действия осуществляются в режиме нотариального удостоверяемых сделок. Необходимо, чтобы наряду с нотариальным удостоверением на соответствующем документе были указаны причины подписания его рукоприкладчиком.

Рукоприкладчик не является представителем гражданина, являющегося стороной сделки, — он оказывает лишь техническое содействие в придании сделке надлежащей формы. По существу, его подпись оказывается разновидностью аналога собственноручной подписи гражданина. (№4 стр. 19).

В юридической литературе по-разному решается вопрос о том, кто может являться рукоприкладчиком при удостоверении завещания. В юридической литературе можно встретить высказывания, согласно которым рукоприкладчиками не могут являться наряду с лицами, которым завещается имущество, также и подназначенные наследники, отказополучатели, выгодоприобретатели и исполнители завещания.

Следует подчеркнуть, что по существу автор прав, так как действительно было бы желательно закрепить в законодательстве правило, согласно которому рукоприкладчики не могут являться лица, которые в том или ином порядке могут в результате открытия наследства приобрести какие-либо имущественные либо личные неимущественные права, принадлежащие наследодателю.

Правильна другая позиция, что рукоприкладчик — постороннее лицо и рассматривается как технический исполнитель завещания.

Ограничения, установленные для института рукоприкладчиков, вызываются необходимостью предупредить возможные злоупотребления со стороны заинтересованных в получении наследства лиц. Именно поэтому мы считаем, что рукоприкладчиком не должно быть лицо, относящиеся к наследникам по закону. В то же время исполнитель завещания, если он не является наследником, никаких прав на имущество в случае открытия наследства не приобретает и поэтому может быть рукоприкладчиком.

В описанной ситуации в отношении определённых сделок возможно и другое решение. Дело в том, что удостоверить подпись рукоприкладчика вправе и организация, в которой лицо, от чьего имени действует рукоприкладчик, либо администрация лечебного учреждения, где такое лицо находится на излечении.

Конечно же, удостоверение нотариусом подписи рукоприкладчика не рассматривается как нотариальное удостоверение сделки. Следует иметь в виду, что институт рукоприкладчика не имеет отношения к институту представительства (которое, кстати, и невозможно при составлении завещаний), ибо он действует не от имени завещателя, а от своего имени. (№2 стр. 61).

Если исходить из положений п. 1 ст. 183 ГК, то под представительством понимается совершение одним лицом (представителем) в пределах имеющихся у него полномочий сделок и иных юридических действий от имени и в интересах другого лица (представляемого), которые непосредственно создают, изменяют и прекращают гражданские права и обязанности представляемого.

Полномочие представителя может основываться на доверенности, законе (например, право родителей выступать от имени своих несовершеннолетних детей, опекунов — от имени подопечных в качестве их законных представителей, акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления), либо явствовать из обстановки в которой действует представитель (например, кассир в магазине, приемщик багажа и т.п.).

По гражданскому праву представитель может совершать от имени представляемого различные сделки (купли-продажи, найма, мены и др.), за исключением таких сделок, которые по своему характеру могут совершаться только лично (например, оформление завещания, усыновление), а равно других сделок, указанных в законе.

Юридическое лицо может быть представителем, если такое право прямо предусмотрено законом или учредительными документами и соответствует целям и характеру деятельности юридического лица (например, в силу положений ч. первой ст. 174 Кодекса о браке и семье детские интернатные учреждения, учебные заведения на государственном обеспечении, негосударственные учреждения для детей являются опекунами, попечителями находящихся в них детей, оставшихся без попечения родителей).

Не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (душеприказчики при наследовании и т.п.), лица, уполномоченные на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок, а также временные (антикризисные) управляющие в процедуре банкротства, действующие от имени должника (ч. 2 ст. 183 ГК).

Так комиссионер по договору комиссии не может считаться представителем, поскольку действует от собственного имени, тогда как поверенный в договоре поручения является типичным представителем доверителя. (№7, стр. 10).

Представителя необходимо отличать от лиц, действующих в чужих интересах, но от собственного имени, а также от лиц, уполномоченных на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок, в частности, посыльного, душеприказчика, рукоприкладчика и других лиц, которые совершают действия от своего имени, а не от имени третьего лица.

Так, например, душеприказчик совершает действия по исполнению завещания от своего имени после смерти наследодателя.

По признаку выражения воли при совершении сделки представитель отличается и от простого рукоприкладчика, т.е. лица, подписывающего сделку по просьбе другого лица, который вследствие физического недостатка, болезни или по каким-либо иным причинам не может подписаться собственноручно. Рукоприкладчик в данном случае не выражает собственной воли и не передает воли такого гражданина, а лишь подтверждает тот факт, что гражданин выразил свою волю на сделку.

Согласно части 1 статьи 184 ГК при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Так, рассмотрим пример из судебной практики.

Между ОАО «Г» и ООО «Т» был заключен договор подряда.

Истец, ОАО «Г», указал, что данный договор является недействительным, поскольку подписан главным инженером общества, не имеющим права на подписание договоров.

Судом установлено, что после заключения договора ОАО «Г» направляло письма за подписью директора в адрес ответчика, в которых подтверждается факт заключения договора. Данное обстоятельство свидетельствует о последующем одобрении сделки. В иске правомерно отказано.

В соответствии с пунктом 1 статьи 183 ГК сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, законодательстве либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного управления и самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

По решению суда договор поставки, заключенный между ООО «К» и райпо, был признан недействительным на основании статьи 184 ГК, исковые требования о взыскании задолженности отклонены.

Судом установлено, что от имени райпо договор заключен директором его обособленного структурного подразделения. Данный договор не содержал указания на полномочия директора структурного подразделения действовать от имени райпо. Соответственно, судом был сделан вывод о том, что договор порождает юридические последствия для лица, его подписавшего (директора), но не для юридического лица (райпо).

Постановлением коллегии ВХС по проверке законности решений хозяйственных судов решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела исковые требования о взыскании задолженности судом правомерно удовлетворены.

В соответствии с постановлением Пленума ВХС Республики Беларусь от 16 декабря 1999 года №16 «О применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, регулирующих заключение, изменение и расторжение договоров» при разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала (представительства) от имени филиала и на основании выданной ему доверенности, следует выяснять, имелись ли у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в доверенности.

Согласно материалам дела директор структурного подразделения райпо в соответствии с доверенностью имел полномочия на заключение договоров от имени райпо. Отсутствие в договоре ссылки на доверенность не является основанием для признания его недействительным. Т.е. договор поставки является заключенным от имени юридического лица (райпо).

Также при оформлении завещания, а завещание — вид сделки, требуется свидетель.

Свидетель сделки — практически не сформированная вне рамок наследования по завещанию категория, поскольку их присутствие (или отсутствие) при совершении иных сделок, нежели завещания, не регламентируется гражданским правом, а значит, и не может само по себе сказаться на процессе совершения (заключения) сделок или на их действительности.

Детальное регулирование института свидетелей при составлении завещаний обусловлено двумя причинами, во-первых, тайной завещания, в силу которой присутствие посторонних лиц не поощряется, а, во-вторых, требованием законодателя о необходимости присутствия в отдельных случаях свидетелей как условия действительности завещания.

Присутствие свидетеля при совершении завещания может быть обязательным — требование закона, и добровольным — пожелание завещателя. При этом требования, предъявляемые к свидетелю, являются одинаковыми независимо от основания его участия.

Роль свидетеля при составлении завещания разнопланова. Порой завещатель не хочет, чтобы при его жизни кто-либо вообще знал о сделанных им распоряжениях на случай его смерти, и тогда он составляет завещание первым из вышеуказанных способов (пишет его сам), без чьего-либо присутствия и участия, кроме нотариуса, удостоверяющего завещание.

А случается, что, наоборот, завещатель желает, чтобы после его смерти кто-то мог рассказать наследникам об обстоятельствах составления завещания, о том, почему именно такие решения были им приняты в отношении распределения имущества, для чего и приглашает присутствовать при составлении завещания свидетеля. Бывает же и так, что завещатель вынужден воспользоваться помощью свидетеля, поскольку ввиду состояния здоровья или по другим причинам физически не в состоянии написать завещание самостоятельно и потому вынужден прибегнуть ко второму из упомянутых выше способов. Свидетель в данном случае призван подтвердить при необходимости (например, в случае оспаривания завещания в суде кем-либо из заинтересованных лиц), что завещатель независимо от плохого самочувствия или других причин, не позволивших написать завещание собственноручно, был, тем не менее, в состоянии принять адекватное решение о распределении своего имущества между наследниками и что воля его была сформирована и выражена свободно. При этом само его присутствие при составлении завещания никак не должно повлиять на принятие решений завещателем. Все эти соображения объясняют то довольно обширное количество ограничительных требований, предъявляемых к личности свидетеля, установленных п. 3 ст. 1044 ГК.

Свидетелями не могут быть: нотариус или иное лицо, удостоверяющее завещание; лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети, родители, внуки и правнуки, а также иные наследники по завещанию и по закону; граждане, не обладающие полной дееспособностью; неграмотные; лица, имеющие судимость за дачу ложных показаний; граждане с такими физическими недостатками, которые не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего; лица, не владеющие в достаточной степени языком, за исключением случаев, когда нотариусом принимается закрытое завещание.

В целях надлежащего исполнения завещания или обеспечения наследников помощью при оформлении прав на наследство завещатель может поручить исполнение завещания указанному им в завещании лицу, не являющемуся наследником (исполнителю, душеприказчику).

Законодательство устанавливает особый порядок назначения исполнителя завещания. Во-первых, назначение исполнителя завещания возможно только в самом завещании. Во-вторых, для исполнения завещания необходимо, чтобы душеприказчик изъявил свое согласие.

Все расходы по принятию мер к сохранности наследственного имущества, обеспечению платежей, связанных с его эксплуатацией и содержанием, до вступления наследников в наследство несет исполнитель завещания.

Исполнитель завещания свои обязанности выполняет безвозмездно, однако он может получить вознаграждение из наследственного имущества, если в завещании подобное будет прямо предусмотрено.

Фактическими причинами нуждаемости в услугах выше перечисленных лиц могут быть обстоятельства, которые в силу объективных либо субъективных факторов исключают личное участие представляемого в осуществлении им своих прав и исполнении обязанностей (длительная болезнь, командировка, занятость, отсутствие специальных познаний и т.п.).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *