Почему у чиновников такие большие зарплаты?

Георгий Бовт о том, почему госчиновникам платят такие большие деньги

На «Прямой линии» президента спросили, почему у чиновников и руководителей госкорпораций такая большая зарплата. Он обосновал это тем, что если ее понизить, то «все разбегутся», а также не станут на корпорации работать иностранные специалисты. И действительно, баланс тут тонкий. С качеством государственного (да и корпоративного) управления в России есть проблемы. Если набрать на госслужбу «дешевых дураков», то оно явно не улучшится. Правда, если набрать дорогих, то тоже. Также не является большим секретом, что роль государства в экономике неуклонно растет, растет степень «огосударствления» экономики. Госслужащие, стало быть, ее главная «движущая сила».

Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев признался в одном из интервью, что

в России происходит «огосударствление экономики и создание государственно-политического капитализма, сращивание бизнеса и власти».

С введением антироссийских санкций роль государства в экономике лишь усилилась. Доля госсектора оценивается, по разным оценкам, от минимум 50% до более 70%, тогда как 15 лет назад вклад госкомпании и самого государства в ВВП составлял не более 35%. Неудивительно, что настоящие «капитаны индустрии» в лице государственной бюрократии и работников госкорпораций находятся в привилегированном положении по сравнению со всеми остальными гражданами. В этом смысле у нас в чем-то – сословное общество, со своей «высшей кастой».

В прошлом году средняя зарплата госслужащих в федеральных органах власти выросла на 5,4%, достигнув 126,6 тыс. руб. Она почти в три раза превысила среднюю зарплату россиян (по итогам прошлого года — 43,4 тыс. руб.). В этом году средние зарплаты госслужащих могут быть доведены до 137 тыс. рублей.

Число чиновников федерального уровня вроде бы невелико – примерно 38 тысяч. Но это работники только центральных аппаратов ведомств и министерств, без учета территориальных органов, где зарплаты существенно ниже, как правило, сопоставимы со средними зарплатами по региону. Принцип централизованного (а не федеративного) государства проявляется тут в полной мере.

Общая же численность госслужащих превышает 1,2 млн человек. Неоднократные (дважды за последние 10 лет) попытки сократить эту численность успешно провалились, она продолжила расти. Причем 1,2 млн – это без учета гражданских служащих силовых структур и сотрудников федеральных бюджетных и казенных учреждений. А есть еще госкорпорации с численностью работников заметно более миллиона. А есть еще многочисленные ФГУПы МУПы, которые все, говорят, хотят приватизировать и сократить, но никак не получается.

Высокие зарплаты именно «центральных» чиновников в значительной степени являются платой за лояльность. Это подтверждается, с одной стороны, большим разрывом с зарплатами работников территориальных структур федеральных ведомств, с другой, тем, что значительную часть доходов этих чиновников составляют премии, размеры которых, по сути, остаются на субъективное усмотрение руководства. Единых нормативов для госслужбы в начале ХXI века, как ни покажется это странным, нет.

Как нет и жесткой привязки размеров премий к результатам работы бюрократии. Можно, конечно, придумать всякие KPI, однако в таких делах их подсчет также субъективен, а еще толкает на то, чтобы повышать/улучшать этот самый KPI за счет изобретения новых форм отчетности и контроля. Чем больше бумаг – тем выше KPI. В системе госслужбы царит, с точки зрения определения доходов, если посмотреть со стороны, полный волюнтаризм. Оклады могут составлять «мизерные» 10-20 тысяч, зато среднемесячные начисления вместе с «премиями» — переваливать далеко за 100 тысяч. А есть еще отпуск не менее 30 дней, медицинское страхование, санаторно-курортное обеспечение, — все это сильно отличается в лучшую сторону от того, на что могут рассчитывать простые граждане.

Преимущества в средних зарплатах госслужащих по сравнению с работниками частного бизнеса (наемными) – не уникальное российское явление. Во многих странах госслужба ценится как стабильная и надежная работа. Однако нигде в развитых странах не встретишь троекратный разрыв в доходах.

Возьмем для примера относительно «средний» (по всем параметрам) американский штат Орегон. Там тоже имеется преимущество по зарплате у чиновников. Так, средняя зарплата наемных работников в частном бизнесе составляет примерно 50 тыс. долларов в год, против около 75 тыс. у «федералов», примерно 65 тыс. — у работников учреждений самого штата (по средним зарплатам работники российских территориальных структур федеральных ведомств тоже близки к средней зарплате по региону), и примерно 55 тыс. – у работников наших аналогов муниципалитетов. Если у нас муниципалитеты (с самой низкой зарплатой из работников официальных структур) бесправны и безденежны, то в Америке – это реальное самоуправление на местах. Интересно, что сотрудники частных медицинских и образовательных учреждений Орегона получают около 55 тыс. долларов за год, тогда как их коллеги из федеральных структур, расположенных в штате – ближе к 85 тысячам, те, кто в этой сфере работает на штат, 56 тысяч, а на местные органы – лишь на пару тысяч меньше. Занятная иллюстрация приоритетов.

Помимо огромного преимущества по доходам в пользу работников «федерального центра» в России существует и другой явные изъян — огромный разрыв между зарплатами руководителей и рядовых сотрудников. И это еще одно из свидетельств, что высокие зарплаты – в большой мере плата за лояльность, в данном случае «командиров».

Резкий отрыв начинается с уровня начальников отделов и замдиректоров департаментов. Этот разрыв привносит свой немалый вклад в общий рост социального, имущественного неравенства в стране, который уже по разрыву между доходами самых богатых и самых бедных достиг уровня стран с самым высоким уровнем неравенства, намного превысив среднеевропейский.

Лет пять лет назад Минтруд и депутаты Думы заговорили о планах сократить разрыв между доходами руководители госструктур и рядовых сотрудников. (Такой разрыв характерен не только для государственных структур, но и для частных, там тоже все «несправедливо»). И впрямь, допустимо ли, чтобы разрыв между зарплатой руководителя и основной массы работников ведомства достигал 50, 60 и более раз!?

У нас считается чуть ли не нормой, чтобы зарплаты руководителей государственных учреждений и госкорпораций, а также топ-менеджеров превышали среднюю зарплату подчиненных в десятки раз.

По этому же показателю наши госкорпорации соревнуются — и успешно – с богатейшими корпорациями мира. При том, что по уровню капитализации они сильно, мягко говоря, не дотягивают до их капитализации.

Грубо говоря, топ-менеджеры и руководители российских госкорпораций не заработали себе на такие доходы и бонусы. Эти сверхдоходы не оправданны ни с какой точки зрения.

Не будем трогать «национальных чемпионов» из числа госкомпаний. Возьмем для примера такое полезное для государства учреждения, как ФГУП «Почта России». В прошлом году средняя зарплата ее сотрудников составляла около 25 тыс. рублей в месяц. На этом фоне большой шум недавно наделало приобретение по ипотеке главой «Почты России» Николаем Подгузовым квартиры почти в 400 кв. метров в жилом комплексе, где стоимость одного кв. метра оценивается 1-1,2 млн рублей. Стоимость квартиры, судя по всему, сопоставима со всей прибылью «Почты России» за 2017 год (примерно 750 млн рублей), хотя сам Подгузов называл цифру в 10 раз меньше, чем посчитали журналисты (1 млрд руб.). После того, как вокруг огромных «бонусов» в 90 млн рублей предшественника Подгузова ранее разгорелся громкий скандал, теперь декларация руководителя почты на всеобщее обозрение не вывешивается. Чтоб не смущать нищих почтальонов в том числе.

Для сравнения, зарплата работников американской почтовой службы колеблется, по разным штатам, в диапазоне от примерно 40 тыс. долларов в год до 87 тыс. (в среднем 50-60 тыс.) Установленная государством зарплата Генерального почтмейстера составляет 276 840 долл. Разрыв, таким образом, тоже есть, однако он куда скромнее, примерно в пять раз. По российским меркам, это «социализм» и уравниловка.

Кстати, в той же Америке размеры годового вознаграждения руководителей всех государственных служб доступны всем желающим, их можно, как правило, посмотреть непосредственно на сайтах соответствующих ведомств.

Почему же у нас не вывешивают размеры ежемесячного вознаграждения министров, их замов, руководителей госкорпораций, а также многочисленных ФГУПов? Вопрос риторический.

Что касается качества работы почты, то в последние годы оно несколько улучшилось. К примеру, в отделении рядом с моим домом исчезли очереди (есть электронная очередь), сотрудники вежливы. Правда, именно при Николае Подгузове мне совсем перестали приходить иностранные журналы, на которые я подписан (раньше доставляли с перебоями). Спасибо, что в электронной форме Роскомнадзор их пока не заблокировал.

Попытки сократить разрыв в доходах между руководителями госучреждений и ведомств и рядовыми сотрудниками быстро захлебнулась. Не сказать, что от этого качество государственного управления сильно выросло. Похоже, что государством и многими важнейшими сферами экономики руководит не меритократия, а плутократия, которая лучше всего умеет лишь преданно смотреть в рот начальству, изображая запредельную лояльность. Которая ценится выше, чем профпригодность. А за лояльность, как известно, не переплатишь.

Что заставляет Путина устанавливать такие зарплаты?

Путин заявил, что его коробит и задевает ситуация, когда руководство госкомпаний получает непомерно большие зарплаты. Однако пояснил, что это объясняется общей рыночной стоимостью услуг управленцев такого уровня.

Кроме того, авиакомпании начали брать на работу иностранцев. Поэтому, сказал Путин: «Вынуждены были повысить им уровень заработной платы под европейские и американские стандарты».

Но тогда почему так не поступают в Китае, где экономика более развита, чем в России?

Директора крупнейших предприятий Китая получают за год меньше, чем наш министр финансов получает за месяц.

А чем можно объяснить зарплаты министров, которые в два раза превышают то, что получают министры в экономически развитых странах Европы и США?

Россиян призывают голосовать за поправку в Конституцию, которая устанавливает, что минимальный размер оплаты труда (МРОТ) не может быть ниже прожиточного минимума, который сейчас равен 12130 руб.

Получается, что именно этот показатель характеризует экономическое развитие России и эффективность работы лиц, осуществляющих государственную власть.

Но тогда и зарплата депутатов, министров и иных чиновников должна быть зависима от того, какой прожиточный минимум в стране.

Я публично предлагал Путину, как угомонить алчных чиновников. А именно: Конституционно определить депутатам, руководителям госпредприятий и иным чиновникам, выплату зарплат не выше 10-15 минимальных размеров оплаты труда.

Это же они, взявшиеся осуществлять государственную власть, «добились» того, что прожиточный минимум в России почти в три раза меньше, чем в Китае.

Но, несмотря на многочисленную поддержку моего предложения в интернете, это моё предложение ни Путин, ни созданная им рабочая группа, даже не рассматривали.

Вот и продолжаем жить с этой несправедливостью.

Зная о том, что миллионы работающих россиян за свой труд получают в 160 раз меньшую зарплату, Силуанов считает, что это очень даже справедливая для него зарплата.

При этом зарплата депутата в 35 раз превосходит минимальную зарплату по стране, в то время как в США зарплата депутата только в 11 раз превосходит минимальную.

Но и этого им оказывается мало. Они уже заложили в себе в бюджет зарплату, превышающую минимальную зарплату в 70 раз.

Судя по высказываниям Путина, окружение убедило его в том, что иначе, без зарплат, выше, чем у министров Европы и США, в правительство не набрать «настоящих специалистов».

Но действия и решения этих «специалистов» показали их полную несостоятельность в управлении страной.

Счетная палата негативно оценила работу правительства Медведева.

От их негативной деятельности россияне страдали, а они безнаказанно ушли на другие бюджетные должности.

Желание угодить своим назначенцам, огромными выплатами из казны делает Путина в глазах миллионов россиян несправедливым. А это качество никакими заслугами не затмить.

«Зарплаты тут унизительные». Откровенные признания госслужащих о работе

В народе есть устойчивое мнение о работе на госслужбе. Якобы трудиться там — одно удовольствие. И тебе стабильность, и льготы, и полное соблюдение трудового кодекса. Ну и карьерный рост, куда без него! Anews решил выяснить, как все устроено на самом деле, и приводит признания госслужащих о своих трудовых буднях.

Цитаты в тексте взяты из российских соцсетей и с форумов.

Пенсионный фонд

«Раскладушки держат в кабинетах»

Каждый, кто хоть раз бывал в стенах Пенсионного фонда, задумывался о скорости работы его сотрудников. Потому что внешне все выглядит так, словно люди в форме сговорились делать все как можно медленнее. И это несмотря на вроде бы непыльную работу, которая позволяет и на обед спокойно сходить, и перерыв устроить с коллегой и баранками.​

Сотрудница ПФ РФ, РИА Новости/Илья Питалев

Все еще так думаете? Перестаньте. Когда в следующий раз окажетесь в ПФР, всмотритесь в лица сотрудников и обратите внимание на размеры бумажных гор на столах.

«Проходила практику в пенсионном фонде. У них бывают такие завалы на работе, что раскладушки держат в кабинете. Зарплата маленькая. А еще часто пенсионеры мозг выносят капитально».

«Работаю в ПФ в Москве, сейчас в декрете, скоро выходить, но в ПФ не хочется. Отличный коллектив, правда, пока в декрете была, все поувольнялись, костяк из начальства тока держится. Работы всегда полно (я в перерасчете пенсий), вечно забитые полки дел, день рабочий пролетает в момент, программы устаревшие и виснущие были, щас вроде модернизировали».

Оказываясь в бюджетных учреждениях, некоторые любят жонглировать фразой, подобной этой: «Вы живете на мои налоги! Хватит бездельничать, дармоеды, шевелитесь!».

Знайте, медленная работа и неприветливые лица — это не просто так.

РИА Новости/Алексей Мальгавко

«Зарплаты тут унизительные и за эти деньги энтузиазм соответствующий. Хорошо работать студентам (отпуск учебный) и мамочкам (больничный с детьми), в коммерческих организациях быстро пинка дадут. Каторга — прием пенсионеров. Как правило, идут на разборки по поводу маленькой пенсии. Бабулям сложно втолковать законы».

«Начинающие получают очень маленькую зарплату. Правда, премии бывают вполне неплохими. Но начальники отделов зачастую зарабатывают предостаточно, настолько, что вызывает недоумение их зарплата по сравнению с нищенскими пенсиями».

«Работаю в ПУ 7 лет. Да, регламент жесткий, Кодекс проф. этики тоже, законодательство постоянно меняется. Из не перечисленного выше негатива: жалобы посетителей в 90-95% необоснованные, низкая з/п (занимая предруководящую должность, получаю около 20 000), неработающие внутренние программы проверки отчетности, постоянные отчеты в вышестоящую организацию».

РИА Новости/Виталий Белоусов

В Сети часто встречаются такие измышления о «спокойном» карьерном росте госслужащих. Мол, главное — сидеть в кресле ровно, не косячить, ждать своего часа. Отработал пять лет — вот тебе и руководящая должность. Оказывается, не все так просто.

«Ни в коем случае не ходите работать в ПФ! Молодым вообще там нечего делать. Я пять лет проработала в ПФ, считаю, что это годы, выкинутые из жизни. Работала и в отделе назначения, и перерасчета пенсии, и в клиентской службе. Зарплата — мизер. Да, в конце года неплохие премии, но и то это стало пару последних лет. Клиентская служба — это снос головы. Это постоянный стресс, на тебя постоянно орут, матерят, ты виноват во всех «прелестях» пенсионной системы нашего государства. По карьерной лестнице двигаются только «блатные». Если ты не в любимчиках у начальства или, как говорится, «лицом не вышел» о повышении можешь и не мечтать».

А чего добился ты? Где работают дети российских чиновников (ФОТО)

Налоговая инспекция

«Хороша тем, что берут с улицы»

Вот что может быть плохого в жизни работника налоговой? Понимаешь, как устроено изнутри самое «страшное» в финансовом смысле ведомство, знаешь, у кого что лежит в кошельке. Ну и потом — знакомства всякие нужные можно завести, да и в целом место хлебное… Кстати, многие еще считают, что просто так заполучить должность в налоговой инспекции невозможно — якобы берут туда только избранных, ну или благодаря хорошим связям.

РИА Новости/Игорь Зарембо

«Налоговая хороша лишь тем, что туда с улицы берут. Без высшего образования получать будете копейки. Госслужба — это г****. В обычной жизни, чтобы заставить вас подставиться не ради вашего кармана, а ради моего, мне нужно вас или обмануть или запугать. На государевой службе начальник сказал «не штрафуй», ты исполняешь, няшки ему, а по шее, если вышестоящая что обнаружит, тебе. Жить будете в ощущении постоянно сгущающихся туч».

Может показаться, что человек, который трудится в столь серьезной организации как налоговая инспекция, не может зарабатывать мало. Оказывается, может.

«В налоговой зарплата — 15-ка. И за эти деньги начальство будет вас иметь и в хвост, и в гриву».

Скриншот с сайта налоговой инспекции, раздел “Вакансии”

Когда кто-то жалуется на плохие условия работы, ему всегда советуют — уволься и найди новое место.

«Минус в работе: после работы в налоговой очень трудно устроиться на другую работу, а вдруг вы «сольете» налоговикам свою новую контору. Ну не любят директора таких бывших спецов».

«У меня сложилась такая ситуация, что работодатель отказывается меня брать из-за того, что мое последнее место работы налоговая. Что теперь делать не знаю, вроде опыт есть, но последнее место работы, как клеймо. Честно ищу работу, но предубеждения мешают мне устроиться на нормальную работу!».

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев проводит встречу с сотрудниками Федеральной налоговой службы (ФНС) РФ, 2012 год, РИА Новости/Дмитрий Астахов

И про щекотливое.

«Работы в каждом отделе очень много, есть большой соблазн брать взятки, у нас одна девушка взяла взятку 20 тысяч рублей, ее подставили, поймали на месте преступления, а потом ей присудили выплачивать 2 миллиона рублей».

Таможня

«Буду, наверно, здесь до пенсии куковать»

Еще со времен перестройки кочует мнение, что таможня — чрезвычайно хлебное место. Устроился туда — держись крепче за должность, горя знать не будешь.

«Работаю в таможне 10 лет. Сижу в отделе, работаю с бумагами. Карьерного роста нет, потому что везде продвигают только своих… Буду, наверно, здесь до пенсии куковать, если конечно не сократят. Зарплата 20 тысяч. Бывали премии квартальные. Вместе с ними в среднем за месяц выходило 29 тысяч».

Работник таможенной службы ведет персональный досмотр пассажира в зоне таможенного контроля, РИА Новости/Максим Богодвид

Устойчивый в народе миф — таможенники живут как короли, так как имеют возможность «тащить домой с работы всякое». А еще — постоянно и безнаказанно брать на лапу.

«Для многих людей таможня — это способ быстро заработать много денег. Но сейчас там с этим давно уже всё не так весело, как было раньше. От щедрых 90-х остались лишь воспоминания да уголовные дела. А работать на благо державы по идейным соображениям тоже не дают — таково руководство, такова ситуация».

Сотрудник Смоленского таможенного поста ФТС России досматривает алкогольную продукцию, РИА Новости/Кирилл Каллиников

Когда сотрудник коммерческой фирмы рассказывает, что босс заставляет его задерживаться допоздна и не доплачивает за переработки, никто не удивляется. Это ведь не госучреждение, чего ты хочешь?

Сотрудник таможенной службы РФ, РИА Новости/Владимир Горовых

Суд

«Зато следаков знакомых много»

Судьи не слишком охотно распространяются в Сети о тонкостях своей работы. Зато те, кто им помогает, более словоохотливы. Например — секретари судебного заседания.

«Мне 25 лет, получила высшее образование, устроилась работать секретарем в суд. Хуже работы и не придумаешь — ее много, ничего не успеваю, хотя кручусь как белка в колесе, за день даже чай попить не могу, а работы все больше и больше. Ненавижу ее, прихожу, и включается режим «Хатико» — только бы дожить до вечера. Да и зп -13500″.

«Я убежала с «престижной» работы секретаря судебного заседания через год. Работа довольно *****, как такового юридического опыта дает мало, коллектив бабий, еще и судья со своими замашками».

Кадр из программы «Суд идет»

Впрочем, некоторые среди минусов умудряются находить и плюсы, ради которых, по их же мнению, шероховатости можно потерпеть.

«Я работаю в суде секретарем судебного заседания, зарплата маленькая, постоянно задерживаюсь, прихожу в 7 утра на работу. Сегодня у меня уже 14-й рабочий день без выходных! Эта работа и личная жизнь – полная несовместимость. Зато работа стабильная, зарплата постоянная, очень большой опыт жизненный, много разных знакомых следаков, гибддешников, адвокатов, корочку дают модную, ДПС отпускают, отпуск может за выслугу лет дойти до 43 дней, классный чин со временем присвоят, вот как то так».

Федеральная служба судебных приставов

«5 килограммов бумаги тащить после работы»

Максимум в чем можно заподозрить работу судебных приставов — так это в нервотрепке. Как-никак, приходится контактировать с разными людьми не по самому приятному поводу. Однако есть и другие подводные камни.

«Работаю в ФССП. Вакансии обычно есть всегда, потому что сбегают от нас только так, ну а кто хоть на год задерживается, то, скорее всего, так лет 5-7 и будет работать. Потом в декрет или на другую (лучшую) работу. Уверяю, после ФССП практически любая работа покажется мечтой».

РИА Новости/Виталий Белоусов

«Начальство считает, что госслужащие зажрались и каждый год нам срезают все премии и надбавки, постоянно находят косяки, чтобы лишней копейки не заплатить. Но дело в том, что депутаты, получающие по миллиону в месяц тоже госслужащие и режут все равняясь на них. Никого не волнует, что налоговая взыскивает также миллиарды налогов, фссп просроченные долги и плюс к ним еще мы берем свой процент от просрочки. Деньги крутятся немалые, но рядовой сотрудник их никогда не увидит».

«Собачья работа, я убежала оттуда! На человеке огромный участок примерно 1000 производств, срок исполнения 2 месяца, взыскатели насылают прокуратуру, начальство дрючит, на участок таскаться с 5 кг бумаги после работы, телефон не замолкает «когда Петя отдаст мне трусы? Я буду жаловаться!». А Петя безработный и по прописке не живет, как будете взыскивать? Не советую».

Судебный пристав в рабочем кабинете/r28.fssprus.ru

А что хорошего?

Между тем, среди негативных комментариев о работе на госслужбе встречаются и более-менее положительные. Большинство из них сводятся к тому, что при всех своих недостатках такой труд обеспечивает стабильностью и хоть какой-то уверенностью в завтрашнем дне.

«Насчет того, что госструктуры — болото… Имея опыт работы во всяких там коммерческих структурах, зная тамошнюю стрессогенную обстановку и наплевательское отношение к работникам, могу сказать, что госструктура в сравнении с этим — рай земной. Оклад небольшой, но за счет премий, надбавок и прочего, в итоге получается сумма сравнимая с тем, что получает большинство офисного планктона».

Кадр из х/ф «Служебный роман», 1977

А теперь взгляните, представители каких должностей точно не станут жаловаться на свои трудовые будни. Потому что то, что они делают, без преувеличения можно назвать работой мечты. Подробнее об этом: Спи, развлекайся, получай зарплату. Профессии, которым позавидует каждый

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *