Как прожить на зарплату 15000?

В России миллионы людей всю жизнь усердно работают, но никак не могут превысить порог бедности. Работающий сразу перестает быть бедным, если его доход хотя бы на копейку будет выше прожиточного минимума.

Многие думают, что бедные люди чаще встречаются в провинции и в районах, расположенных рядом с границей города. Например, если человек живет в расширенном центре Москвы, то у него средний или высокий заработок, а если в Подмосковье, то он бедный. На самом деле это не так. Бедных работников хватает везде и в столице, и на селе. Люди, рассказавшие свои истории сайту «Такие дела», просили не называть их настоящих имен, потому что им стыдно признаться в своей бедности. Несмотря на то, что они работают по 20-30 лет, на их зарплату ничего не купить. За копейки они терпят недовольство начальства и рутинную работу.

Ольга

Ольга работает в лаборатории одной из кафедр Московского медицинского университета. За пятнадцать лет от старшего лаборанта она доросла до заведующей. Единственный её доход – зарплата, которая не превышает 12 тысяч рублей. Иногда она получает премии, но с частотой «чуть более чем раз за жизнь». Её подчиненные получают немного меньше — 11 тысяч рублей.

В свое время Ольга закончила МГТУ имени Н.Э. Баумана по специальности программист. По профессии она давно не работает и считает, что уже поздно, поздно многое забыла. Когда она работала программистом до рождения детей, то денег было достаточно. Однако после декрета женщина не смогла вернуться на работу, потому что отдел реформировали, и ей пришлось устроиться в лабораторию медуниверситета.

Прежде всего в своей работе ей нравится коллектив и уважение коллег. Руководство иногда разрешает работать дистанционно, что позволяет сэкономить на проезде около 300 рублей в день, потому что она живет в Подмосковье.

Пока дети были маленькие, ее устраивала работа с низкой зарплатой, но когда они подросли, начала активно искать и везде получала отказ. Единственной причиной, по которой ее не брали на работу, – возраст.

— Сначала ты из-за детей, постоянно болеющих, не можешь найти работу, потом из-за возраста. Хотя какой там возраст-то — сорок пять!

Единственное место, куда ее взяли, – школа. Там Ольга проработала несколько лет и уволилась: полную ставку ей не предлагали, а зарплаты в 6 тысяч рублей хватало разве что на проезд.

— Мне не хочется уходить от этих людей, мне комфортно работается с профессорами, это очень интеллигентные, достойные люди. И работу жалко бросать, за пятнадцать лет чувствую, что стала специалистом высокой квалификации, — говорит Ольга.

Зарплата мужа спасла положение семьи с двумя детьми. Суммарный доход супругов немного превышает суммарный прожиточный минимум. Выходит тысяч 80 (ПМ на душу населения в Москве — 18 742 рубля). Благодаря усердной работе дети Ольги смогли поступить в вузы на бюджетные отделения, что значительно облегчило финансовые трудности родителей. Оплатить учебу двум сыновьям Ольге и ее супругу не хватило бы денег.
У супругов есть кредиты на улучшение жилищных условий — начинали с комнаты в коммуналке, в несколько этапов переехали в двухкомнатную квартиру. Три года они снимали жилье, потому что строительство дома было заморожено. Семье так не терпелось въехать в новую квартиру, что им пришлось брать 500 тысяч рублей в кредит на ремонт квартиры.

В свободное время Ольга зарабатывает на вязании. С помощью нерегулярного хобби она получает 4-5 тысяч в месяц. За такие деньги мастерица, по ее словам, весь месяц работала не вставая. Людям нравятся работы женщины, однако мало кто хочет покупать вещи дороже китайского ширпотреба.

Игорь

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Игорь Курляндский не попадает в категорию «работающих бедных», потому что его зарплата на 600 рублей больше прожиточного минимума в столице. Иногда попадаются подработки, но на руки ученый стабильно получает 19 300 рублей.

— В институте вообще зарплаты мизерные. Доктора наук, ведущие сотрудники получают не намного больше, тысячи на три-четыре, — говорит ученый.
Предполагаются еще квартальные надбавки к зарплате от ФАНО — по показателям эффективности работы, например, за публикации в научных изданиях. Однако Игорь таких надбавок еще не получал.

— Да и нельзя от ученого требовать частых публикаций. Он может год работать в архиве, собирая материал для будущих научных статей. Или несколько лет писать книгу. Я четыре года работал над книгой о взаимоотношениях власти и религии в эпоху Сталина. Гонорар за книгу мне не заплатят, возможно, я получу за нее какую-то надбавку к зарплате от ФАНО. Но какой бы она ни была, если ее разделить на четыре года, получатся копейки. Институт не имеет отношения к вопросам реализации книг. Автор ничего не зарабатывает, кроме авторских экземпляров.

Один из главных научных учреждений в стране Институт российской истории РАН богат учеными и беден финансово.

— У него нет денег буквально ни на что. Государство его почти не финансирует. И, конечно, в командировки сотрудники уже много лет могут ездить не иначе как за счет приглашающей стороны. Если мне не изменяет память, зарплаты научным сотрудникам последний раз поднимали лет пятнадцать назад. В общем, жизнь постоянно дорожает, а зарплата не меняется. За это время было несколько скачков инфляции, но зарплаты не индексировались. Приходится экономить на многом, — признается ученый.

Светлана

44-летняя Светлана работает старшим библиотекарем уже 20 лет. Ее зарплата 8300 рублей.

— Я, когда училась, совершенно идиллически представляла будущую работу: тишина, лампы горят на столах, люди читают, я несу просвещение в массы… Смешно вспоминать. И о деньгах тогда, конечно, не думала. А сейчас, как ни стыдно признаваться, это та мысль, с которой я просыпаюсь и с которой засыпаю. Муж у меня преподает в вузе, получает чуть больше 14 тысяч. У нас двое сыновей-школьников. У меня очень болеет папа, у мужа и отец, и мать тоже очень больны. И вот мы получим свои 23 тысячи в месяц и делим на семерых… На семерых — потому что и у моего отца, и у родителей мужа пенсии мизерные, социальные (при том, что работали на заводах, стаж по тридцать лет). Это вечная моя головоломка: что купить: лекарства старикам? обувь детям? погасить часть долга по квартплате? купить мужу мало-мальски приличные брюки? О себе давно не думаю. Вот честно, ношу блузки-юбки лет по десять, когда косметику покупала, и не вспомню.

Когда они были молодыми, то не замечали нищету и носили что было.

— Самое ужасное сейчас — даже не то, что копейки получаем… Муж раньше верил, что у нас получится выкарабкаться, что заживем еще. А теперь он потух как-то, на работу через силу ходит, дети вечно недовольные, родители из болезней не вылезают. Только я и делаю вид, что, мол, ничего-ничего, все так живут. Стала ловить себя на том, что в транспорте оцениваю, кто как одет, в магазине в корзины людям смотрю: надо же, фрукты, мясо, вина какие-то… У нас-то вечно гречка с вкраплениями курицы, супы эти постные. Ненавижу дачу, но она реально нас кормит.

Карьерного роста Светлане не видать, потому что ее руководитель – ровесница, а времени на подработки не хватает.

— Очень много писанины, сама работа не из легких, плюс мы ставки уборщицы и дворников разделили и то пол моем, то лед откалываем. Домой приползаю чуть живая. Откровенно говоря, не вижу, как может измениться моя жизнь. Да и привыкла. О чем я переживаю, так это о будущем сыновей. С ужасом думаю, что им вот-вот поступать куда-то, а вдруг платно? Мы точно не потянем. И получается, мы мальчишек своих обрекли на ту же нищету.

Артем

40-летний мужчина работает таксистом. Несмотря на то, что такси дорогое, у водителя маленькая зарплата: нужно отдать процент компании, заплатить за бензин и отремонтировать машину.

Его отец окончил техникум и женился. После свадьбы ему сразу дали квартиру. Позднее появился сын, который пошел по стопам отца и окончил техникум, однако квартиру ему никто не дал. Сейчас Артем живет в съемной квартире, потому что из-за низкой зарплаты и кредитов ему не выдают ипотеку. Его жена работает продавцом, а дети учатся в школе, поэтому на жизнь едва хватает.

— При коммунистах было главное – вера в завтрашний день. Всё у человека было понятно наперед: выучился – вот тебе работа. Работаешь, женился – вот квартира. И живешь как человек. А сейчас что? Будут у родителей деньги – закончишь. Не будет – не закончишь.

Артем считает, что без денег ничего в жизни не добиться. Власть развалила завод его отца. Из мастера завода мужчина стал дворником, которому не хватало на жизнь.

— Пенсия. Накопительная. А откуда она у меня накопится, если я работаю неофициально где придется? Да и какая пенсия должна быть, что бы я мог квартиру снимать до самой смерти? Я сейчас плачу 13 тысяч в месяц за квартиру. Много ты знаешь пенсионеров, которые 13 тысяч пенсии получают?

После смерти бабушки родственники разделили имущество, и семья Артема отправилась отдыхать.

— Я тут по осени с женой в Греции был. Вот где жиет народ и не заморачивается! В новостях всё про кризис в Греции кричат, а по мне так если бы в России был такой кризис – никакой стабильности не надо было бы!

До работы в такси Артем устроился в организацию, где хорошо платили. Официально он должен был работать в пятидневку с 10:00 до 18:00, но чаще всего ему приходилось до девяти часов вечера сидеть. Из-за больших нагрузок мужчина не выдержал и уволился. На поездку в Грецию взял потребительский кредит, который еще два года будет выплачивать.

— Устали от этой серости. Живем-то один раз. Надо от жизни получать по максимуму. А то состаришься – а вспомнить нечего. Мы кредит этот еще два года выплачивать будем. Так что ипотека нам точно не скоро светит. Так и будем по съемным квартирам мотаться, вместо того чтобы жить, как люди.

Татьяна

Женщина живет вместе с дочерью и двумя внуками и работает уборщицей за 9 тысяч рублей. 25-летняя дочь с маленькими детьми сидит дома, потому что ее девочка тяжело больна. Суммарно семья живет на 28 тысяч рублей, 19 из которых пенсия внучки Татьяны.

С семейного бюджета родственницы платят за съемное жилье и детский сад для второго ребенка. Администрация города не помогает семье, хотя и знает о больной девочке.

— Они знают, что Поля может долго не прожить, поэтому постоянно находят отговорки. Даже врачи считают, что она не жилец, а мы шесть лет уже боремся, хотя Полю «похоронили» еще в роддоме. По квоте мы ездили лечиться в Питер, внучке поставили шунт. Его ставят на определенное время. Я спросила, когда нам приезжать его менять, врач ответил: «Никогда». Все считают, что такие дети долго не живут. Нам выдали землю, но автоматом сняли с очереди на жилье. В течение трех лет на этой земле нужно поставить хотя бы фундамент. У нас есть материнский капитал, но построить что-либо за 450 тысяч мы не можем. Если через три года мы не поставим фундамент, землю отберут.

Татьяне и ее семье только помогает специальный фонд, который ежегодно выдает 10-15 тысяч рублей. Женщина едва сводит концы с концами, пытаясь прокормить внуков, забыв давно уже о своих нуждах.

Владимир Путин объявил о новых выплатах всем семьям с детьми

Как напомнил президент, были установлены дополнительные выплаты на детей до трех лет для семей, имеющих право на материнский капитал. Однако в России много семей, у которых этого права нет. Дело в том, что в таких семьях, как объяснил Владимир Путин, малыш родился до 1 января текущего года, то есть до той даты, с которой введен новый порядок предоставления материнского капитала — в том числе и на первого ребенка.

— В этой связи предлагаю также установить для таких семей ежемесячную выплату в пять тысяч рублей, причем не только в мае и июне, но и за апрель, то есть тоже задним числом, — заявил глава государства.

Таким образом, выплаты по пять тысяч рублей на ребенка в месяц теперь смогут получать все российские семьи, имеющие детей в возрасте до трех лет.

Тем семьям, в которых растут дети постарше, также будет положена поддержка. С 1 июня должна быть произведена единоразовая выплата в 10 тысяч рублей на каждого ребенка в семье с трех до 15 лет включительно, заявил Владимир Путин.

Важно, что эти деньги дадут без лишней бюрократии. «Сейчас людям не до того, чтобы собирать справки и выписки», — объяснил глава государства. Поэтому для получения такой единовременной помощи не следует вводить формальных критериев. Помощь, подчеркнул он, должна получить каждая семья, в которой растет ребенок с трех до 15 лет включительно.

Обратиться за ней можно будет уже с завтрашнего дня (то есть с 12 мая) — дистанционно через портал Госуслуги или через отделения Пенсионного фонда.

— В общей сложности с учетом сегодняшних и ранее принятых решений такую поддержку получат 27 миллионов российских детей — от младенцев до учеников школ, — заявил глава государства. — Считаю, что именно такими должны быть приоритеты государства, особенно сейчас, когда в первую очередь должны заботиться о безопасности людей пожилого возраста и поддержать семьи с детьми.

В феврале прошлого года, когда кризис только начинался, наш журналист и блогер Алла Константинова провела эксперимент: вместе со своим молодым человеком она попыталась прожить на тысячу рублей в неделю и при этом не сойти с ума и не умереть от тоски. Подробнее о том, что у них получилось, можно почитать . А мы тем временем вспомнили, что подобный эксперимент для наших журналистов уже не первый. В 2009 году Евгения Волункова две недели жила на прожиточный минимум, который в то время составлял 6698 рублей для северных районов Карелии, а для остальных районов – 5802 рублей.

С тех пор прошло шесть лет. Средний по Карелии прожиточный минимум вырос до 11 тысяч 357 рублей, в северных районах он теперь составляет 13 281 рубль, а в остальных — 12 193 рубля. Судя по последним событиям, кризис в нашей стране пока заканчиваться не собирается и, сдается нам, в следующем году пояса придется затянуть еще туже. Поэтому мы решили с вами поделиться экспериментом Евгении Волункововой — судя по всему, своей актуальности он еще не потерял.

…Итак, я решила провести эксперимент: пожить две недели на прожиточный минимум. Хотелось проверить, возможно ли это? Может быть, мы тратим много денег просто потому, что не умеем экономить и подсчитывать? Чтобы не было скучно, я предложила сестре подключиться к эксперименту за компанию.

«Твоя сестра и без эксперимента выглядит так, будто живет на прожиточный минимум», – ответила прозрачная, как стекло, Машка. Потом подумала и добавила: «В принципе давай. Я все равно ничего не теряю, потому что трачу даже меньше, чем тебе будет нужно для эксперимента».
На две недели получилась, на первый взгляд, не такая и маленькая сумма – 2901 рубль.

Учитывая, что коммунальные платежи были «закрыты» и предметы личной гигиены далеко не на исходе, казалось, что прожить на эти деньги удастся легко.
Я решила экономить. Сразу отмечу, что человек я не семейный. Семеро по лавкам у меня дома с открытыми ртами не сидят. Ем я немного и нерегулярно. Казалось, все эти «особенности жизни» должны будут облегчить эксперимент…

Рынок

В первый же день эксперимента мы с Машкой, вместо того чтобы по привычке сходить в магазин близ дома, потащились на «Главный» рынок. Проходив по торговым рядам минут 40 в поисках всего, что нам надо, мы, как ни странно, на 150 рублей купили целый пакет еды.
Цены на рынке значительно ниже, чем в магазине. Зато здесь сутолока. Трудно отыскать нужные продукты, и многие из них не внушают доверия.

Уже на второй день эксперимента я «согрешила». С утра до вечера носилась по городу. Позавтракать нормально не успела, и к 17 часам у меня от голода кружилась голова. Мы решили с Машкой зайти в ближайшее кафе и съесть что-нибудь недорогое. Самое дешевое блюдо, которое я нашла в меню, – овощная окрошка стоимостью в 40 рублей. Грейпфрутовый сок, отказаться от которого я не смогла даже ради эксперимента, – 30. Итого – 70 рублей. Дешево и… невкусно. Окрошка оказалась несъедобной. Кое-как затолкав её в себя, я решила, что впредь буду таскать еду из дома или завтракать поплотнее.

Таскать из дома не получилось. Ибо что таскать? Гречку или картошку в баночке, ставшие моим основным блюдом? Обычно я перекусывала в кафе или покупала фрукты и йогурты. Теперь эти радости жизни были под запретом. Выход я все же нашла. Вместо йогурта за 30 рублей стала покупать кефир за 16 и пачку орешков за 5. Пить «Бифидок» на ходу, может, и не эстетично, зато экономно. Если я хорошо завтракала, кефира и орешков хватало на целый день. То есть вместо того, чтобы тратить 100-150 рублей на обед в кафе, я тратила 20-30. К тому же оказалось, что практически возле каждого овощного ларька выставлен ящичек с уцененными фруктами. Чуть потемневшие бананы и отлежавшие бока персики оказались совсем неплохи.

А кушать хочется всегда

Без накладок, конечно, не обошлось. Например, весь вечер с подругой мы катались на велосипедах. Ужасно хотелось пить и праздника. Мы подъехали к кафе, и подруга заявила: «Я буду чай с пирожным». Я попросила воды. Но, когда увидела её пирожное, захотела плакать. И заказала себе такое же. И грейпфрутовый сок. Ненавидя свою слабость и Настьку, я жевала свой любимый морковный торт. В то же время давно я не была так довольна.
За торт и сок я заплатила 150 рублей.

Ещё через два дня мы пошли гулять и забрели в бар «Фрегат».

– Давай просто чайку. Скинемся на чайничек. Это недорого, – соблазняла меня Настька.

Прикинув, что за чайничек на двоих придется отдать всего 50 рублей, я махнула рукой.
Почему вместе с чаем нам принесли меню – для меня до сих пор загадка. Загадкой остается и то, зачем я, живущая на прожиточный минимум, стала его листать. Взгляд остановился на надписи: «Греческий салат – 190 р.». Когда я вижу надпись «греческий салат», со мной что-то происходит.

Нет ничего вкуснее на свете, чем это блюдо! Надо отдать мне должное: думала я минут 10. Подсчитывала, прикидывала… Учитывая тот факт, что последние три дня я питалась подгнившими персиками, «Бифидоком» и картошкой, я не устояла. В итоге вместо 50 за ужин я отдала 250 рублей.

Покидая бар, я чувствовала себя виноватой. Вряд ли человек, живущий на прожиточный минимум, позволяет себе ходить по ресторанам и с легкостью спускает деньги на ветер. Я пообещала себе, что дальше буду жестко экономить.

Голод

Жесткая экономия заключалась в том, что я ходила по знакомым и ныла: «Я живу на прожиточный минимум, дайте мне поесть». Знакомых у меня много, и все добрые. Один славный человек мужского пола кормил меня по вечерам. Другой иногда днем. Несколько раз я приходила на подкорм и кофе на работу. Да, я знаю, обычные люди по знакомым кушать не ходят – выкручиваются сами. Это было не совсем честно.

Сестра быстро махнула рукой на эксперимент. Ей надоело записывать траты и ходить пешком. Экспериментировать дальше пришлось одной. Когда орешки встали поперек горла, я стала учиться готовить. Оказывается, кастрюлю борща можно сварить, потратив всего 70 рублей. Правда, без мяса. Мне, вообще, повезло, что я вегетарианка. Ведь мясные продукты – самые дорогие.

Картошку можно жарить, запекать в мундире и делать пюре на воде. С маслом очень даже ничего. Правда, на четвертый день употребления картофеля у меня начались проблемы с пищеварением и настроением. В конце первой недели эксперимента мне выдали зарплату. И я решила все же разик сходить в нормальный магазин. Ходят же люди, живущие на прожиточный минимум, в магазины! Увы, купив, казалось бы, самые дешевые продукты, я умудрилась потратить 600 рублей. Еды хватило дня на четыре. Потом остались только масло, соус и морская капуста.
За две недели я потратила на еду около 2000 рублей. И это с учетом того, что последние четыре дня эксперимента я практически голодала, потому что денег не было вообще.

Пешком

Экономия на транспорте казалась целесообразной. Ходить полезно. И похудеть можно, и мышцы укрепить. Плюс куда лучше дышать свежим воздухом, чем трястись в душной маршрутке. Вдобавок, по моим подсчетам, за две недели в среднем я «наезжаю» 700 рублей! Я решила передвигаться исключительно пешком и на велосипеде.

На второй день эксперимента я вышла из дома на час раньше. Примерно за такое время намереваясь добраться от конца Октябрьского до офиса на Анохина. Удивительно, но я даже не заметила, как дошла за 30 минут. Никакой усталости, сплошной позитив! Обратно шла тоже пешком. Вечером на тренировку поехала на велосипеде. Доехать до «Спартака» – 20 минут. На маршрутке с пересадками и пробками обычно уходит минут 40.

«Как же здорово не пользоваться транспортом!» – думала я, бодренько приседая со штангой. Спустя 30 минут занятия бодрость улетучилась и появилась слабость. После окончания тренировки поняла, что погорячилась. Устала так, что еле доехала до дома и сразу же завалилась спать. Проснулась поздно. До планерки в редакции оставался час. Пришлось брать такси. Сэкономив 50 рублей за один день, на следующий я потратила 80…

Иногда нужно было быстро успеть из одного конца города в другой. В платье на велосипед не сядешь, а в спортивках на интервью не придешь. Поэтому я все равно иногда ездила на маршрутках. За две недели со всеми пешевелосипедными прогулками я потратила на проезд 400 рублей. Сэкономила 300.

Неожиданные траты

На две недели мне пришлось забыть, что такое ночной клуб, кинотеатр и кафешки. Вход в клуб стоит в среднем 300 рублей. Непозволительная роскошь для человека, живущего на три тысячи в две недели. К тому же идти куда-то, не имея возможности заказать даже чай, – приятного мало. Зато я открыла для себя домашний отдых и походы в гости. В гостях меня кормили и радовали беседами, а дома я читала книги и умные журналы. За две недели я встретилась со старыми друзьями, которых не видела месяцы. Разговоры на кухне, оказывается, гораздо приятнее и теплее, нежели «светский» треп за барной стойкой.

А ещё с подругой мы почти каждый вечер, аккурат перед сном, катались на велосипедах по городу с пледом и кофе в рюкзаках. Совмещали и спорт, и беседы, и посиделки. Бесплатно, а удовольствия – море. Первая неделя эксперимента прошла гладко. И я уже думала, что к концу второй останутся деньги и я смогу нормально поесть и похвастаться, что сэкономила. Однако не тут-то было. Сначала мне понадобились капли для глаз. За них я, скрепя сердце, выложила 300 рублей.

Потом закончились зубная паста и шампунь. Тюбик я разрезала, и зубной пасты хватило до конца эксперимента. А вот шампунь пришлось купить. Самый дешевый. На травах. Забавно, но он оказался ничуть не хуже фирменного «заморского».

На мобильную связь ушло рублей 200. А еще случилось свидание и порвавшиеся чулки. И я уже было собралась их покупать, но поняла, что, если это сделаю, эксперимент будет сорван. Чулки были заштопаны, и все свидание я переживала о том, как бы мой кавалер этого не заметил.

Игра

За четыре дня до конца эксперимента я осталась без денег. Пешком, на уже припухших ногах, я пошла в Министерство труда и занятости, дабы попросить объяснить мне, как можно прожить на прожиточный минимум. Когда я рассказала, что две недели живу на 2901 рубль, стерла ноги в кровь и умираю с голоду, начальник отдела оплаты труда Министерства труда и занятости Ирина Рожкова заулыбалась.

– На прожиточный минимум не нужно жить. Это всего лишь величина, которая рассчитывается для оценки уровня жизни населения при разработке социальных программ и для оказания необходимой государственной помощи тем гражданам, доходы которых ниже прожиточного уровня. Даже если размер прожиточного минимума определят в 10 тысяч рублей, зарабатывать люди больше не станут. Работодатель платит такую зарплату, какую может. Минимум – это та черта, ниже которой нельзя опускаться. А выжить на прожиточный минимум, конечно, невозможно.

До конца эксперимента я дотянула благодаря друзьям. Не могу сказать, что была удручена или расстроена отсутствием денег. И в этом вся разница. Для меня это была игра. Я знала, что эксперимент закончится и я вернусь к обычной жизни. А ведь есть люди, которым приходится жить на прожиточный минимум, на эти мизерные деньги. Вряд ли человек, который во всем себе отказывает, способен чувствовать себя свободным и счастливым.

Я же поняла, что живу совсем неплохо. И если и не могу себе чего-то позволить, то только по той причине, что никогда не думаю о том, сколько я трачу и нужно ли мне это. Оказывается, я могла бы откладывать, скажем, на путешествие, если бы следила за своими расходами. Теперь я умею это делать.

Как россияне выживают на 15 тысяч рублей в месяц

Россияне живут небогато – и это не секрет. Вопрос в том, как они умудряются тянуть на зарплату в 15 тысяч рублей и даже что-то себе при этом позволять. Стало интересно, и вот что я выяснил.

Минимум каждый 5 гражданин России получает до 15 тыс. рублей. Это едва покрывает прожиточный минимум и, тем более, слишком мало для семей с детьми. В столице цифры, конечно, больше, а вот в регионах ситуация куда менее радужная. Средние заработки составляют вообще от 17 до 45 тыс. рублей в месяц – если учесть, что 45 может получать кормилец с женой в декрете и парой-тройкой малышей, выводы напрашиваются сами. Нет их только по вопросу о том, как за это можно есть, одеваться, лечиться и оплачивать в полной мере коммунальные услуги.

Нереальные истории реальных людей

Что на 15 тысяч в месяц можно выживать, а не жить, понятно и без сложных умозаключений. Рассмотрим на примерах, как людям удается это делать.

Живу без хлеба

«Для меня и 15 тысяч – приличная сумма, потому что я получаю ставку 7 и немного халтурю. Как хватает? С трудом, хотя я не то что деликатесов, а и хлеба особо не беру. Питаюсь в среднем на полторы тысячи в месяц, остальное отдаю за коммунальные и проезд. Вот начали скидываться на кормление постовой собаки – всего 200 рублей в месяц, но для меня и это расходы. Ем не чаще двух раз в день.

Ботинки ношу одни и те же бессменно – просто летом в них жарковато, а зимой нужны теплые носки. Курток две – зимняя живет уже 20 лет, осеннюю подарили в 2005-м. Из другой одежки – рубашки и джинсы, их тоже давно не меняю, так как не за что.

Продукты беру «эффективные» и небольшими порциями. Иногда покупаю молоко, редьку, основную ставку делаю на капусту, крупы, недорогие сезонные овощи. Дешевое мясо – куриные спины, из них подливка неплохая выходит, особенно если томаты добавить. Из другого основного в рационе – чай с сахаром, бюджетная рыба путассу. Так что не весело и не густо – вот бы наши депутаты так кушали, сразу законодательную базу пересмотрели бы».

Что такое говядина я забыл

«Имею высшее образование, солидный стаж и нищенскую пенсию. Конечно, есть те, кому хуже, но мне и моих 25 тысяч маловато, особенно если учесть, что у супруги всего 10. Старший сын учится на бюджете, получает стипендию, младший на платном отделении колледжа. Приходится поддерживать их, хотя и сами себя с трудом вытягиваем. Хорошо, что не болеем, вещи практически не покупаем, халтуры регулярно подворачиваются. То есть концы с концами сводим, и на том спасибо.

Еда – чай, кофе (стараемся брать по акции), овощные, иногда на куриных костях супы, картошка, сезонные овощи, недорогие крупы. Мясо берем редко, говядины уже и вкус забыл. Главный десерт – сушки к чаю. Овощи выращиваем сами. Не голодаем, конечно, но хотелось бы питаться более сытно, тем более что работа физическая».

Мясо? Какое мясо?

«Живу в ЛО в маленьком городке, работы мало, зарплаты скромные – моя как раз 15 тысяч. Была. Вот второй год не могу устроиться, возраст не тот – почти 50, есть легкая форма инвалидности. Платят пособие по безработице – аж 900 рублей, можно ни в чем себе не отказывать. Выживаю со скрипом, боюсь, до пенсии так не дотяну. Рацион:

  • овсянка;
  • дешевые макароны;
  • масло подсолнечное.

Иногда бывают «праздники», но редко – в основном овсяно-лапшичная диета. Мяса, колбасы нет, долги по коммуналке растут да растут».

Сдаваться точно не буду

«Мне 55 лет, живу в Петербурге на пенсию в размере 12 тысяч рублей. Сказать, что не хватает, это не сказать ничего, так как отсюда нужно и коммунальные заплатить, и лекарства купить. Транспорт, товары личной гигиены – и хорошо, если я не ушла в минус.

Питаться реально, вкусно, полноценно, сбалансированно нет – еле вытягиваю. Сладости, напитки и другие вкусности пришлось убрать. Хлеб пеку сама – выходит полезнее и дешевле. Готовые соусы не покупаю, овощи беру понемногу или сразу морожу – очень обидно потом выбрасывать подгнившие остатки.

Рыбу, индейку если удается купить по скидке – устраиваю мини-пир, нет, вегетарианствую. Куриную тушку растягиваю на весь месяц – да, немного, но хоть что-то. Мои главные десерты – бананы и яблоки. Плюс роскошной пенсии – весь лишний вес сбросила, раньше не выходило. В общем, не сдаемся».

Прогнозы

Прогнозов у бесконечной нужды нет и быть не может. Если в законодательстве ничего не изменится, рабочие места не появятся, то и нужда никуда не денется. Пенсионеры, жители регионов – отдельный разговор. Многие лица пенсионного возраста всю жизнь проработали на благо страны, но к старости имеют нищенские выплаты, которых недостаточно даже, чтобы нормально есть – не то что одеваться, платить коммунальные и тем более путешествовать. В областных центрах тоже все сложно – работа есть, но низкооплачиваемая, хватает ее далеко не на всех.

Чтобы как-то жить, людям приходится экономить или искать дополнительные источники заработка. Если источников нет, то только экономить. Болеть в условиях дефицита нельзя – лекарства будут неподъемной нагрузкой в таких случаях. Как избежать всех «а вдруг», депутаты не говорят, да и не волнует их это.

Итоги

  • 15 тысяч рублей – фантастическая сумма для выживания в месяц, но для многих это печальная реальность. Когда выбора нет, работать приходится с тем, что есть.
  • Диета – главный друг строжайшей экономии. Если убрать из рациона все вкусное, сытные, полезное, получится не особо дорого.
  • Под ударом – жители регионов и пенсионеры, улучшений при этом не предвидится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *