Избили в школе

Порядок действий родителей, если ребенка избили в школе

Сегодня участились случаи агрессии среди школьников. Дети в школьных дворах устраивают массовые поединки, нередко возникают и стычки на переменах. Если ребенка избили в школе, родители должны быть осведомлены о безотлагательных действиях, которые поспособствуют привлечению к ответственности виновника.

Первые действия родителей, когда ребенка избили в школе

Узнать о факте избиения можно от самого потерпевшего, от одноклассника или просто заметить следы побоев на теле ребенка.

Случаются, что дети звонят из школы и со слезами рассказывают, что с ними произошло. В таком случае маме с папой надлежит поспешить в учебное заведение. Поскольку педагоги несут ответственность за здоровье детей, пока те пребывают на уроках. Сведения о произошедшем быстро становятся известными директору заведения, особенно если травмы серьезные.

Прибывшие родители должны немедленно пройти в кабинет руководителя и потребовать составить акт о несчастном случае.

Важно! Директор будет всячески препятствовать составлению подобных документов, так как общественная огласка происшествия может привлечь проверку сотрудников Департамента или Управления образования.

Однако если дети повздорили, порвали одежду или причинили иной имущественный (не телесный) вред, следует остановиться на беседе с родителями, не афишируя особо нприязненные отношения между подростками. Такое может произойти в младших классах, когда дети еще не могут нанести друг другу серьезных травм, если не используют подручные тяжелые предметы.

Систематические избиения должны послужить основой для обращения в районную администрацию в отдел по делам несовершеннолетних. Виноватого в таком случае поставят на учет и будут периодически вызывать на комиссию по делам несовершеннолетних.

Возвращаясь к серьезной драке, следует отметить, что справку от школьного медика не стоит принимать за основу. Не всегда внешний осмотр может свидетельствовать о степени травмы. Более того, отсутствие квалификации для определения вреда здоровья послужат невозможным квалифицировать деяние в соответствии с последствиями драки.

Конечно, родителям надлежит обратиться в полицию и травмпункт. Если ребенок не может самостоятельно передвигаться, то лучше позвонить по экстренному номеру и вызвать бригаду медиков на место. Это сократит время оформления пострадавшего в медицинском учреждении (больных со скорой принимают вне очереди).

Обращение в медицинские учреждения и органы полиции

Родителям следует обратиться в полицию и скорую, если ребенка ударили в школе.

В медицинском учреждении смогут не только снять болевой синдром, но и установить в соответствии с нормативным классификатором тяжесть последствий. Медицинское освидетельствование позволить отгородить травмы, полученные не в драке (например, ранее ребенок упал с дерева, в связи с чем у него образовалась гематома).

По завершении осмотра медик выдаст заключение, в котором будут отражены травмы и характер их нанесения. Если ребенок жалуется на какие-либо боли, а доктор не обращает на это внимание, то необходимо потребовать проведения дополнительного исследования и забора анализов (например, ребенок жалуется на боли внизу живота, врач внес об этом сведения в заключение, как поражение мягких тканей, а при заборе мочи визуально определяется кровь, то есть очевидны более тяжкие последствия на внутренних органах).

В полицию следует написать заявление. Указать кем и при каких обстоятельствах избили жертву. Можно указать кого подозревает родитель, если жертва не признается в произошедшем.

Сотрудник полиции не только произведет опрос родителей, соседей, друзей обидчика, но и сделает запрос в участковый пункт полиции о характеристике подростка (может быть неоднократно ребенок избивал других детей во дворе жилого дома и об этом сообщали участковому).

На основании обстоятельств дела полицейский делает вывод о возможности возбуждения уголовного дела или достаточно составить постановление об административном правонарушении и привлечь к ответственности родителей драчуна.

Какая ответственность предусмотрена

Избиение в учебном заведении всегда носит состав либо административного правонарушения, либо уголовно наказуемого деяния.

Если в первом случае последуют штрафные санкции, которые должны покрыть расходы на лечение. То во втором случае может последовать реальная уголовная ответственность.

Есть 2 влияющих фактора:

  • достижения возраста привлечения к персональной ответственности;
  • степень тяжести и взаимосвязь телесных повреждений с избиением.

На этом этапе важно понимать, что ответственность может быть наложена не только и не столько на подростка, сколько на родителях.

Родители несут полную ответственность за действия детей до достижения ими возраста привлечения к одному из видов ответственности. И в некоторых случаях после наступления определенного возраста, когда наказание предусмотрено в виде штрафа, а ребенок не имеет заработка.

Важное правило о невозможности замены субъекта нарушения общественного спокойствия на другое лицо, не действует, когда речь идет о кровных узах с несовершеннолетними нарушителями.

В каких случаях может быть уголовное наказание

Если удалось зафиксировать легкие, средние или тяжкие телесные повреждения, то обидчику может грозить уголовная ответственность. Однако закон проводит градацию субъектов таких преступлений в зависимости от возраста.

Легкие увечья предусматривает ответственность с 14 лет, а средние и тяжкие телесные повреждения принесут наказание для 16-летнего нарушителя.

Кроме того, если преступник совершает противоправное деяние впервые и степень тяжести определена как легкая, то наказание не будет применяться. В таком случае несовершеннолетнему может применяться предупреждение, перевоспитание с участием психолога или будет применена мера по ограничению досуга.

В отличие от административного наказания, уголовное не может быть применено к родителям мальчика (хотя отец может выплачивать штраф за сына, но в приговоре будет указано, что именно подросток побил жертву).

Если родня жертвы подала гражданский иск совместно с уголовным, то одно наказание будет назначено однозначно. Это наказание, скорее всего, будет выражено в компенсации затрат на лечение и возмещение морального ущерба.

Привлечение школьной администрации

Жаловаться на школу можно и нужно в такой ситуации, потому что школа принимает на себя обязательства в соответствии с законом «Об образовании». Помимо написания жалобы в контролирующие инстанции для поиска виновных в произошедшем, можно от школы требовать возмещения ущерба. Избить ребенка могли только в том случае, если дети были не под присмотром педагогов. То есть можно говорить о халатном отношении сотрудников (завуча, директора, классного руководителя), чья работа связана с недопущением подобных ситуаций.

Более того, ученику, скорее всего, придется перевестись в другую школу, где его не будут обижать сверстники, зная, что в предыдущем учебном заведении ребенка ударили другие дети.

В каждой стране свои нюансы привлечения несовершеннолетних за агрессию в школе. Похожая с российской, складывается ситуация в Украине.

Что делать родителям, если ребенка избивают в школе?

Не редко в нашей жизни встречаются неприятные конфликтные ситуации. На работе и учёбе многие из нас подвергаются стрессу, что способствует раздражительности и развитию синдрома хронической усталости. Взрослые люди порой не в силах справиться с негативом, который наваливается на них. Здесь и насмешки со стороны коллектива и всевозможные неприятные ситуации по пути на работу и с работы. Эти эпизоды становятся причиной депрессии и способствуют развитию целого ряда психических расстройств. Что говорить о детях.

Не редко случается так, что ребёнок не может найти общий язык со сверстниками и подвергается нападкам и унижениям со стороны других школьников. В некоторых случаях с возрастом это удаётся преодолеть, однако чаще всего из ребёнка, которого обижали в школе, вырастает психически не здоровый член общества, способный нанести вред себе и окружающим. Как вести себя в этой ситуации родителям, что делать, если ребёнка избили в школе. Мы постараемся дать наиболее дельные рекомендации, как в правовой сфере разрешения таких конфликтов, так и в сфере психологической поддержки детей, которые попали в такую трудную ситуацию.

Причины посягательств

Говоря о причинах того, что ребёнок притесняется со стороны других учеников, стоит заметить, что однозначной причины здесь не существует. Дети руководствуются инстинктивным и эмоциональным восприятием, которое в их возрасте контролировать довольно сложно. Конечно такое отношение со стороны окружающих на постоянной основе, не редко обусловлено поведенческими особенностями самого ребёнка или его не стандартным внешним видом. Здесь может быть как зажатость ребёнка, так и чрезмерная эмоциональная реакция на внешние раздражители, дело может заключаться в том, что ребёнок не реагирует на нападки, или наоборот крайне легко идёт на эскалацию конфликта.

Разобраться в причине подобного отношения со стороны сверстников сможет только внимательный родитель, а проявить интерес к делам ребёнка никогда не поздно. Стоит поговорить с преподавателями и завучами школы, а так же со школьным психологом. Не обязательно ставить в известность ребёнка, ведь дети не редко отрицательно относятся к вмешательству в эти вопросы со стороны родителей. Важно проявить понимание к проблеме и попытаться узнать мнение ребёнка о сложившейся ситуации.

ИнфоЕсли речь идёт об избиении, то без вмешательства родителей могут возникнуть очень серьёзные проблемы, как с психическим, так и с физическим здоровьем ребёнка. Заметив синяки и следы борьбы на теле ребёнка, стоит незамедлительно подключиться к проблеме и предотвратить дальнейшие проблемы.

Дети есть дети, что с них взять, говорят многие. Однако проявление жестокости по отношению к сверстникам и младшим ребятам это очень дурной знак. Если не обратить внимание родителей обидчика на дурное поведение ребёнка, то он может вырасти социопатом. В том случае, когда у ребёнка нет серьёзных травм, нужно связаться с родителями школьника, обидевшего вашего ребёнка и объяснить серьёзность ситуации.

Если вы заметили серьёзные повреждения, которые сказываются на самочувствии вашего ребёнка и его поведении, нужно незамедлительно обратиться к врачу, для осмотра повреждений и выявления внутренних травм. Для этого можно обратиться в травмпункт, или вызвать скорую помощь.

После осмотра врач выдаст вам заключение с указаниями по оказанию помощи. С результатами осмотра стоит посетить школьную администрацию, для разъяснения обстоятельств случившегося. Для того что бы привлечь к ответственности обидчика необходимо будет составить акт о происшествии. Он будет необходим для дальнейшего разбирательства. В акте указать:

  • Дату и время происшествия;
  • Данные участников, как можно подробнее;
  • Обстоятельства происшествия;
  • Последствия конфликта.

Данный документ необходимо будет заверить подписями работников школы. Боясь нанести вред репутации учреждения, учителя не редко отказываются подписывать подобные бумаги. Стоит поговорить с администрацией школы, с директором и завучами. Если вам и после этого отказывают в содействии, то разбираться придётся по средствам обращения в полицию.

ИнфоПо факту обращения в полицию, на место происшествия прибудет сотрудник и составит протокол, к которому будут прикреплены ваш акт, описание травм ребёнка на основании осмотра врача и показания свидетелей. Как правило, под влиянием авторитета полиции школьное руководство соглашается на сотрудничество.

Как наказать задиру?

Конечно же, после случая насильственных действий, родителей обидчика и пострадавшего вызовут в школу, для проведения беседы с представителем отдела ПДН. Задиру ждёт постановка на учёт и дальнейшее разбирательство по факту вашего обращения. Вам будет предложено составить заявление на обидчика вашего ребёнка.

Принимая решение, стоит руководствоваться не эмоциями и переживаниями, а здравым смыслом. Конечно же, стоит принять во внимание реакцию родителей обидчика. Стоит объяснить им, что подобное поведение не приемлемо в рамках школьного обучения и намекнуть на всю серьёзность возможного развития событий.

Если родители ребёнка окажутся адекватными к проблеме, то возможно потребовать финансовой компенсации морального и физического вреда в досудебном порядке. В противном случае, вам придётся подать заявление в полицию и обратиться в суд с иском о причинении физического и морального вреда вашему ребёнку.

ВниманиеОтветственность за свои действия несут лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста, за причинение лёгкого вреда здоровью, однако возрастной порог падает до четырнадцати лет, в тех случаях, когда нанесён средний и тяжкий вред. Так гласит Уголовный кодекс РФ. Наказание понесут также учителя и руководство школы.

Как вести себя с ребёнком?

О том, как обойтись с обидчиком, вам может рассказать любой юрист, а вот о том, как вести себя со своим ребёнком после таких ситуаций вам мало кто сможет посоветовать. Однако есть ряд действий, которые можно применить не только к детям, страдающим от насмешек, они также будут полезны и обычному ребёнку, для приобретения навыков общения и взаимодействия с окружающими. Давайте рассмотрим их подробно:

  • Занятия в секции, игровой спорт. Отдавая ребёнка на занятия в спортивную секцию, вы сможете помочь ребёнку завести новых друзей и овладеть навыками, которые необходимы в современном мире. Игровые виды спорта научат его общению и покажут, что значит работа в команде. Если у ребёнка нет предрасположенности к физическому спорту, то определите его в шахматную секцию или школу робототехники, это научит его стратегическому и логическому мышлению;
  • Общение с друзьями. Если у ребёнка есть друзья вне школы, то не стоит препятствовать его общению с ними. Лучше поспособствовать тому, что бы дети проводили время вместе весело и с интересом. Позитивный опыт общения помогает детишкам справляться с неприятностями в школе и учится воспринимать жизненные трудности с юмором, не важно, контактирует он с реальными собеседниками или с друзьями в соцсетях;
  • Подбор литературы и кинолент, соответствующих случаю. Если показать ребёнку, как герои фильмов и книг справляются с насмешками, в нём поселиться не только надежда на лучшее, но и родятся идеи по решению конфликтов;
  • Обращение к психологу. Занятия со специалистом по детской психологии поможет ребёнку приобрести навыки общения необходимые во взрослой жизни и избавиться от комплексов ещё в зачатке. Решение по посещению психолога вы должны принимать вместе с ребёнком и если тот наотрез не хочет этого, то не заставлять его;
  • Переход в другую школу. Это крайняя мера и к ней не рекомендуется прибегать. Дело в том, что адаптироваться в новом коллективе ребёнку будет ещё сложнее, чем наладить отношения в старой школе. Посоветуйтесь со своим чадом и если другого выхода вы не видите, то прибегнуть к такому варианту.

Жестокое избиение школьника в Коммунарах Ленинградской области подняло на уши весь поселок. Четвероклассник Антон (имя изменено –прим.ред.) жестоко побил своего сверстника с помощью приемов из боев без правил. Хулиган бил ребенка ногами и руками, прыгал на плачущего мальчика, который умолял: «Не надо, пожалуйста, не надо». Но парня это не останавливало, он наносил удары снова и снова. Экзекуция была снята другими детьми. Попав в Сеть, видео вызвало широкий резонанс. Теперь родители требуют наказать сорванца. Оказалось, что школу он терроризирует уже три года, но ни директор, никто другой ничего не предпринимали.

Головы полетят: детский омбудсмен Ленобласти едет разбираться со школьным беспределом в Коммунаре

00:00 00:00

«АНТОН СОСТОИТ В НОВОМ ДВИЖЕНИИ ПОДРОСТКОВ»

— Этот парень гениталии год назад всем демонстрировал, дочь мою укусил во втором классе за то, что та заступилась за своего одноклассника, — жалуется одна из мам Наталья. – Но со слов директора школы, ребенок абсолютно здоров.

Видео проверяет СКР Фото: кадр из видео

После публикации видео оказалось, что от ребенка страдают все его одноклассники.

— Это одноклассники моего сына, — добавляет еще одна мама Виктория. — На протяжении трех лет родители пишут заявления в школу, полицию, отдел образования. В ответ — одни отписки. Снимали побои других пострадавших детей. В полицию все это отдавалось. Без результатов. Сказали, что детям по возможности нужно снять его деяния на видео, чтобы было, что предъявить. Но дети его боятся, потому что он их с дружками потом ловит и лупит. Родители избитого мальчика теперь тоже боятся, что ребенка вообще убьют.

Удивительно, но парень в свои 11 лет умудрился держать в страхе всех детей в округе.

— Моя дочка учится с ним, из школы приходила и плакала, — делится мама одноклассницы Антона Дарья. – У нее платье, волосы, портфель — все оплевано. Жалуется, что это Антон. До этого он напал на ребенка в раздевалке, ударив по лицу сменкой. Дочка боится, говорит: «Если скажу про него, он меня всегда бить будет». Мы написали заявление. Но нам сказали, что побои не серьезные. Руководство школы нас даже не пригласило на беседу. Участковая по делам несовершеннолетних запросила характеристику на Антона, но от школы почему-то она пришла положительная.

Антон — старший из сыновейФото: Личная страница героя публикации в соцсети

От парня в поселке при этом страдают и взрослые.

— Два дня назад проходил мимо него, он меня послал нецензурно, — вспоминает местный житель Дмитрий. – Полный неадекват, общается только матом.

Жестокие избиения и нападения, как оказалось, Антон устраивает не просто так. Парень, по словам местных жителей, причисляет себя к новой популярной жестокой субкультуре подростков – «офники». Это движение по-другому называют околофутбольшики. В Россию оно пришло с Запада, где фанаты устраивали побоища между собой. Сейчас это пришло в Россию, но в несколько переродившейся форме. Здесь причиной для драки может стать любой повод. А избиения чаще всего снимают на видео. Как и произошло в Коммунарах.

— Спросила у старшего сына, знает ли он этого мальчика, — рассказывает жительница Коммунар Вера. — Сын ответил, что мальчик пошел по неправильному пути. Сказал, что он «офник». Новое для меня слово. И они в Коммунаре есть. Вот страшно мне стало. Такие вокруг ходят и детей в свою секту берут, а потом толпой других бьют. Управы на них нет.

Бабушка Антона — известный в поселке педагогФото: Личная страница героя публикации в соцсети

«РАНЬШЕ АНТОН ЛЮБИЛ ЧИТАТЬ, ПЕТЬ И ТАНЦЕВАТЬ»

Из-за парня, к слову, страдают и учителя. Ребенок, по словам педагогов, курит и матерится на уроках, устраивает драки, учителей не уважает. Классному руководителю мальчика из-за этого пришлось уволиться.

— Бабушка моего мужа ушла из класса из-за этого чудовища и директора, которая прикрывала весь этот беспредел, — рассказывает родственница преподавателя Нина. — Она отработала в школе почти полвека. Куда только не обращалась, никто не слушал. В итоге учитель с огромным стажем просто была вынуждена уволиться, чтобы не сойти с ума. Она звонила потом в слезах из-за этого.

На вопрос всех родителей – почему школа терпит парня, есть только предположения – бабушка мальчика известный учитель русского языка и литературы, Надежда Александровна работала корректором в местной газете, получала награды от губернатора Ленинградской области. В Коммунарах ее все уважают и любят.

Бабушка пыталась вырастить из Антона хорошего человекаФото: Личная страница героя публикации в соцсети

— У него бабушка — замечательный педагог, — признает экс-ученица Надежды Александровны Юлия. — Она с внуком водилась столько, сколько хорошие родители не делают: музеи, экскурсии. Она вкладывала в него многое. Мальчик читал, пел, ходил заниматься танцами. Это все исходила от бабушки. Оплата всех занятий. Домашние задания он делал в школе с нашей учительницей, его все педагоги называли только Антошей. И вот к чему эта жалость привела. Обе бабушки не могут справиться с ним, да и родители тоже.

Бабушка действительно пыталась вырасти из внука хорошего ребенка. И первое время у нее даже получалось.

— В детском саду он лучше всех знал стихи, танцы и был одним из самых смышленых, — делится подруга семьи Антона Татьяна. – Антон, как и его средний брат, всегда были вежливы, общительны с взрослыми. Правда, хулиганистым парень был всегда. За свою семью и братьев может голову оторвать. Но трусил отвечать за поступки. Друзья у него практически все старше. Он отличный манипулятор. Бабушка с дедушкой много лет пытались вытащить парня из плохой компании. Но все дело в том, что Антону в этой среде комфортно.

«СЫН ПОШЕЛ ПО СТОПАМ ОТЦА»

Под «средой» местные жители понимают семью Антона. При порядочных бабушках и дедушках родители парня хорошей характеристикой не отличаются.

— Бабушка Антона действительно очень хороший человек, — рассказывает ученица бабушки Антона Юлия. – Мы часто ходили к ней на чаепитие домой. Она устраивала нам маленькие праздники в школьные года. И вот как раз когда мы у нее пили чай, я увидела ее неуправляемого сына – будущего отца Антона. Я была в шоке от его поведения, в шоке, что такие дети могут расти в семье педагога. Сейчас я много раз видела повзрослевшего сына учительницы: грязного, неприятного, вечно с пивом. Такая же у него и жена. Естественно, бабушка не справится с внуком, когда тот видит такое поведение своих родителей.

Отца мальчика местные жители называют неадекватным. По их словам, таким он был и в школе.

О родителях Антона только плохие отзывыФото: Личная страница героя публикации в соцсети

— Этот Антон — сын моего одноклассника. В наше время он тоже всех бил целый год и мы все его боялись, — вспоминает одноклассник отца Антона Алексей. — Но потом спустя год побили его толпой и все. И он угомонился навсегда. Теперь сын продолжает его «дело».

Всего в семье Антона, по словам местных жителей, трое детей. Младшему ребенку – год. Среднего воспитывает бабушка. Он учится во втором классе. О нем только хорошие отзывы. А Антон предоставлен сам себе. Родители за ним следить не хотят.

— Бабушка Антона год назад уволилась из-за своего внука, 40 лет проработав в школе, — вздыхают местные жители. — Она трудилась на четырех работах, чтобы как-то прокормить внуков. А сын с невесткой все время ее поджидали после работы. Наверное, деньги с нее выкачивали.

В самой школе комментировать ситуацию отказались. Директор Ида Савельева попросила задавать все вопросы следователям, которые сейчас ведут проверку. На саму же семью Антона в социальных сетях теперь открыли настоящую травлю. Пользователи грозят устроить самосуд. Из-за этого мать, отец и бабушка парня удалились из всех соцсетей и были вынуждены на время уехать из города.

Мы поговорили с несколькими бывшими выпускниками саратовских школ, пережившими травлю. О том, почему именно они стали жертвами, о безответственности учителей, о развязанных руках одноклассников, о бездействии родителей, о том, забывается ли все это спустя годы. Разговор получился тяжелый — как для нас, так и для них. Многие с трудом скрывали эмоции, когда вспоминали «школьные годы чудесные».

Андрей, 24 года. Учился в Лицее № 3 им. Пушкина

— В моём лицее учились дети из совершенно разных семей. Были дети богатых родителей, чиновников и бизнесменов, и дети из семей, которые просто выживали, как могли.

Первые три класса в лицее оказались идеальными, я до сих пор вспоминаю о них как о лучшем времени в школе. Никто не мог предвидеть, что в старших классах начнется такой ужас. На мой взгляд, только в младших классах педагоги следят за состоянием класса именно в социальном плане. Дальше всем становится всё равно.

Я помню момент, когда меня избивали на глазах у учителя, отбивали почки. Это происходило прямо напротив учительского кабинета. Причём меня избивал школьник, который был на два класса старше, чем я. Учительница это всё прекрасно видела и ничего не сделала.

Классному руководителю на отношения в нашем коллективе было абсолютно наплевать. Меня могли ударить во время урока, могли бить до крови. Я уже не говорю о том, что происходило на уроках физкультуры и в раздевалках. Эта травля сопровождала меня практически весь период в школе с 5 по 11 классы.

Почему меня «выбрали»? Сложно сказать. Буллинг (систематическое негативное влияние на ученика его одноклассником или группой детей) основан на излишнем внимании к какому-то члену группы. Ребёнок должен сильно отличаться. Я старался не участвовать в крупных конфликтах, совместных мероприятиях вроде употребления алкоголя и наркотиков. Старался быть в оппозиции ко всему этому. Наверное, именно поэтому недолюбливали. Я не был с ними, не был частью коллектива. Любой конфликт я старался свести к обсуждению, нежели к драке. Я никогда не бил в ответ: оставался верен своим принципам.

Моим родителям, как правило, было просто не до всего этого. У них были свои дела. Когда родители заняты тем, чтобы обеспечить ребенка едой и одеждой, им просто становится «не до каких-то мелочей». Мне это тоже в то время казалось какой-то «мелочью», каким-то жизненным этапом, который нужно пройти.

У меня были мысли перейти в другую школу, я даже делал несколько попыток. Во второй половине 11 класса я перешёл на домашнее обучение как раз по причине буллинга. У меня дома была достаточно конфликтная атмосфера, в школе — такая же, и я искал любые способы, чтобы хоть чего-то избежать. Я симулировал болезни, прогуливал школу, из-за этого постоянно возникали проблемы с успеваемостью и посещаемостью.

Что удивительно, я в принципе был неконфликтным и дружелюбным человеком. Я не провоцировал конфликты.

Ни один из моих школьных «друзей» за меня не заступался. Даже те, кого я считал близкими друзьями. Всем было всё равно. Для моего классного руководителя, как я уже говорил, это была совершенно обыденная ситуация. Иногда во время классного часа учительница произносила фразы вроде: «Живите дружно, не надо делать то, что вы делаете» (имея в виду драки и избиения), а потом разговор плавно переходил к учёбе и олимпиадам. Учителя были больше заинтересованы в успеваемости класса.

Случаи буллинга были в нашей школе повсеместно. Когда я впервые с этим столкнулся, мне казалось, что это происходит только в моем классе. Потом я начал подмечать всё вокруг и понял, что такие случаи есть и в других параллельных классах в том числе. Как потом оказалось, мне достался не самый жестокий класс. Был случай, когда один школьник пробил другому голову о стену. История эта была замята.

Жить после всего этого тяжело. Долгие годы такого негатива накладывают свой отпечаток, вызывают социопатию и настороженность по отношению к людям. Очень долго я в принципе не видел никаких позитивных примеров общения с людьми.

Спустя несколько лет я стал думать, что эта ситуация дала мне определенный опыт в жизни. Возможно, у меня стокгольмский синдром (смеётся). Не знаю. Это точно помогло мне лучше разбираться в людях.

После окончания школы я пытался всё забыть.

Своих детей я в школу отдам. Буду смотреть, что это за школа. С одной стороны, разнородность детей из разных социальных групп — это полезно, с другой — накладывает негативный отпечаток. Буду смотреть по ситуации и решать конфликт разговором, а не руками. Думаю, можно найти рычаги давления, чтобы решить проблемы в школе мирным путем. Не рукоприкладством, а с применением законодательства.

Школа несет ответственность за воспитание детей. Но ребенок не может проявлять каких-то черт характера без соответствующего воспитания. Ребёнок до определенного возраста — это суммарный портрет его родителей и его реакция на то, что совершают родители. Травля — это вина всех. В этой ситуации все должны уделять внимание проблемному ребенку. Проблемный ребенок — это и тот, кто травит, и тот, кого травят.

Резня в школе — совершенно отчаянный метод, я бы так никогда не поступил. Это показатель не того, насколько плохой ребенок, который взял с собой оружие, а показатель среды, в которой он находится, показатель того, что на его проблемы очень долго никто не обращал внимания. Я думаю, сначала это какие-то обиды, которые потом переходят в депрессию, а затем в ненависть. Многие говорят, что у детей в принципе депрессии быть не может, но я с этим не соглашусь. Всевозможная стрельба в школах — это проблема отсутствия внимания к детям, проблема чрезмерной индивидуализации и одиночества. Представь себе ситуацию, когда ты одинок, и ты ищешь ответ на вопрос — как тебе быть со своей проблемой? И находишь ответ там, где доступно — в фильмах, видеоиграх, Интернете. И у тебя не остается выбора. Ты больше не знаешь, как поступить.

В любой ситуации нужно уметь делать выводы. Если бы я был обычным учеником, как все, я бы не столкнулся с таким многократным насилием. Из-за этого становишься более внимательным к миру и к тому, что происходит здесь и сейчас.

Влад, 24 года. Школа № 23, Гимназия № 34

— В моём классе учились одни двоечники и троечники, разные проблемные дети. Я не мог за себя заступиться, меня этому никто не учил. Другие это видели. Были постоянные стычки, перепалки, драки. Наверное, я чем-то выделялся — поведением, характером, манерой общения.

Тяжелее всего было после пятого класса. Дети созревают, становятся злыми, агрессивными, начинают разговаривать о сексе и деньгах. Меня обзывали, раскидывали вещи, «забивали стрелки», затевали со мной драки. Сначала я молчал и терпел, уже позже научился отбиваться и бить в ответ. Тогда начиналась «жара»: парты, стулья, портфели летали.

Можно сказать, что в нашей школе это была повсеместная ситуация. Дразнили и травили меня, моих одноклассников. Одну девочку дразнили из-за кривых зубов. Педагоги на драки реагировали спокойно, это считалось чем-то обыденным. Мне кажется, многие учителя считали нас «лошками» обычными, что-то типа того. Некоторые учителя всё-таки вмешивались, отсаживали меня. Другие просто приходили, вели уроки и уходили. Некоторые дети и учителей доводили до слёз и нервных срывов.

Я родителям особо не рассказывал ничего, чтобы не позориться, будто я не могу дать сдачи, будто я слабак.

Делал вид, что все нормально, все классно, я со всеми дружу, всё в ажуре.

Самым страшным урокам для меня была «физра», где тебя могли прижать в непонятной раздевалке, побить, рюкзак попинать. Я записывал по дням, сколько прошло времени с последней «физры», и сколько осталось до новой. Смотрел, сколько палок зачеркнутых. Радовался, когда урок заканчивался, а другой ещё не скоро.

Из этой школы я ушел после девятого класса в гимназию. Там люди были поумнее, образованнее, учителя строже и такого не допускали. Все было очень строго: дисциплина, камеры в классах, охрана. За детьми следили. Я попал в класс ботаников. Там подшучивали друг над другом, но с юмором, не было такого жесткача, как в прошлой школе.

Конечно, школьная травля отразилась на мне, а как иначе? Это оставило отпечаток на эмоциональном состоянии, оставило след в психике. Но всё-таки это опыт, каким бы он ни был. После него воспринимаешь людей по-другому, понимаешь, чего ждать от конкретного человека.

Если бы у моего ребенка начались подобные проблемы, я бы постарался честно поговорить с ним, чтобы понять, как именно он себя ведет, что с ним происходит, от кого идет травля. Я бы начал воспитывать ребенка с установкой «не бей первым, но дай сдачи так, чтобы мало не показалось, чтобы парты летели, чтобы одно место искрилось». А какого чёрта моего ребёнка кто-то будет обижать? Меня никто не учил бить «в ответку», а мне бы пригодилось.

Я бы, конечно, говорил с преподавателями, классным руководителем, искал способы решения проблемы. Я понимаю, как это тяжело, что из-за этого у ребенка могут возникнуть какие-то психические расстройства, он может закрыться. Это нельзя так оставлять.

Алина, 20 лет, училась в школе № 1

— Наш класс изначально нельзя было назвать дружным. Мы все были разбиты на кучки по интересам. Отличники хорошо общались друг с другом, а остальные — так себе. Травля началась не сразу.

В младших классах меня иногда просто не замечали. Или могли подойти, щёлкнуть по носу, сказать: «Ты дура». Родители на мои жалобы не реагировали. Говорили: «Надо уметь постоять за себя, иди и тренируйся перед зеркалом».

В пятом классе к нам пришла новая девочка. Мы сначала подружились и гуляли вместе. Потом она ушла дружить с девочками, которые меня не слишком жаловали. И вот они собрались все и принялись меня гнобить: насмехаться, задирать.

Возможно, меня выбрали из-за того, что я была из обеспеченной семьи, а мои одноклассники жили в «однушках» и коммуналках с мамами и бабушками. Они могли прийти ко мне домой и своровать что-то из игрушек, например. Когда надо было, девочки выпрашивали куклы и игрушки, когда не надо — смеялись надо мной, обзывали, подстёбывали. Могли написать гадости ВКонтакте, обматерить. Они видели, что я не могла ответить, поэтому травили ещё больше. Травили за лишний вес, хотя я никогда не была толстой — немного полноватой. Когда у меня появился парень — начали травить и из-за этого. У меня был мальчик, а у других девочек — нет, и все очень завидовали.

Я была не самым главным козлом отпущения в классе. С нами училась девочка, которую жестко травили, постоянно обзывали, стебали, смеялись над ней, заливали видео с ее участием на Youtube.

В четвёртом классе мне делали серьёзную операцию на ноге, и я много месяцев практически не появлялась в школе. Все знали, что у меня была операция. Зимой, спустя буквально месяц после выписки, одноклассники меня специально толкнули на лёд. С больной ногой.

Я плакала, не хотела ходить в школу, прогуливала уроки, просила перевести меня куда-нибудь в другое место, но всё было тщетно. Один раз в школу пришла мама и сказала всем: «Давайте жить дружно, так делать нельзя». После этого меня травили ещё сильнее, мол, ябеда. Бабушка говорила: «Ты просто нюня, жалуешься. Если бы реально было так плохо, ты бы подучилась летом, мы бы с тобой через один класс перешагнули и всё. А так ты просто ноешь».

После девятого класса я всё-таки уговорила родителей перевести меня в колледж. Я хотела уйти хоть куда-нибудь, лишь бы подальше от этого уродства. В колледже мне было хорошо.

Последствия травли печальные, конечно. Пережить их очень трудно. Наверное, большинство моих проблем берут корни как раз из школы. Я не могу дать сдачи. Не могу ругаться с незнакомыми людьми и защищать себя. Мне очень долго казалось, что я некрасивая. Вот были у нас в классе «иконы стиля», а я вообще не про них, значит, надо смириться и быть серой мышью.

Своего ребенка из такой ненормальной школы я бы однозначно забрала. Я думаю, что травля — это большая вина родителей в том числе. Надо изначально нормально воспитывать ребенка. У нас был мальчик в классе, который подходил ко всем и говорил что-то про женские и мужские половые органы. Потом мы узнали, что его родители на грани развода, дома скандалы. Но, в целом, такая ситуация — это вина всех. И родители должны вникать, насколько проблема глубока. И учителя должны сглаживать углы в классе, отвечать за сплоченность коллектива, хотя бы немного вникать в его жизнь и проблемы. А учителя часто поступают совсем наоборот.

В начальной школе из-за того, что я расплакалась, меня поставили перед классом и начали стыдить за это: «Ты что ревешь, прекрати реветь, как тебе не стыдно». А потом просто выгнали из класса, сказали, чтобы я сначала успокоилась, а потом зашла. Учителя тоже присоединяются к травле вместе с классом.

Мария, 23 года, училась в Гимназии № 7

— Начиная класса с пятого, я приходила в школу и думала, когда же всё это закончится. Когда закончатся уроки, когда закончится учебный год, когда закончится школа. В нашей школе учились дети политиков, депутатов, бизнесменов. Многих привозили по утрам на крутых машинах. Были и совсем обычные дети из семей со средним и низким достатком.

Травили в школе многих. В нашем классе было, по крайней мере, 3-4 человека, к которым постоянно цеплялись, включая меня. Но никого не били. В других классах били.

Ко мне прицепились, потому что я была из бедной семьи, самой младшей и маленькой — на момент первого класса мне было шесть лет. Ещё я умная, и это тоже никому сильно не нравилось. В классе мне было неинтересно общаться почти ни с кем, но я не вступала в конфликты и в принципе была довольно дружелюбной.

Травля началась примерно в классе пятом-шестом и продолжалась вплоть до конца школы. Меня травили исключительно парни — за всё, к чему можно было прицепиться. Слишком худая, слишком маленькая, слишком умная, значит — выскочка, в старой одежде, не любишь физкультуру, живёшь в какой-то деревне, маленькая грудь, слишком светлая, пришла в школу в косынке, джинсы стрёмные, фамилия стрёмная и т.д. Можно продолжать до бесконечности, на самом деле. Совершенно рядовой случай, например, когда тебе предлагают непристойности, а ты в пятом классе. Тебе 9, мальчику — 11. Девушки ко мне относились скорее нейтрально, иногда смеялись. Мне даже повезло — у меня было несколько друзей и подруг в школе.

У родителей была позиция — это хорошая гимназия, учись, получай образование, на остальное плевать. Я жаловалась, просила меня забрать, но мне говорили, что я ничего не понимаю. В какой-то момент я просто смирилась.

В целом, учителя в гимназии были действительно неплохие, но на то, что происходит в классе и школе, им было плевать. Им становилось не плевать, когда кто-то кому-то мог голову разбить, когда на переменах происходили драки. Все педагоги знали, какая ситуация у нас в классе и по школе, но никто не предпринимал ничего. Некоторые, наоборот, упивались своей властью. Учительница могла высмеять тебя, если ты опаздывал на урок, забывал «сменку» и так далее. Может быть, они думали, что когда дети вырастают, у них начинается амнезия и они всё забывают? Часто учителя дополнительно «виноватили» того, кого травили. Мол, сама спровоцировала, нечего тут.

Если про это забыть и не вспоминать, то жить можно. Признаться себе в том, что ты пережила очень тяжелое моральное насилие, многократное, повторяющееся ежедневно изо дня в день на протяжении многих лет, очень тяжело. Поэтому ты как-то откладываешь эту мысль в долгий ящик, потому что даже думать о ней страшно. Но травмы никуда не уходят просто так, и жить с ними тяжело. Травмы превращаются в проблемы с самооценкой, с мировосприятием, социализацией.

Иногда мне кажется, что у части людей, которые подвергались сильной травле в школе, нет и не может быть счастливого будущего, какое бы хорошее образование они ни получили. А если что-то и получается, то вопреки вообще всему, а не «благодаря» чему-то. Это ещё и потому, что часто к травмирующей ситуации в школе примешивается такая же травмирующая ситуация в семье. Почему детей не забирают? Потому что родителям всё равно, они решают свои проблемы, они родили, а ребенок пусть справляется дальше сам.

Ещё одна проблема, связанная с родителями — это то, что они зачастую относятся к детям как к проекту и возлагают на способных ребят огромные, неподъемные ожидания. Хотят, чтобы дети поскорее окончили школу, поэтому отдают их учиться в шесть лет, а не в семь или восемь. Выбирают школу «получше», чтобы ребёнок получил хорошее образование, но им всё равно, что в этой школе происходит. И часто родители изо всех сил сопротивляются переводу в другое учебное заведение, если это необходимо. В результате получается так, что ребёнок не может себя защитить сам, и его никто не может защитить и не хочет. Это — абсолютная беззащитность и безысходность. Ни одно, даже самое лучшее образование, не стоит тех жутких травм, которые получает ребёнок, находясь в уродливом коллективе. Образование, каким бы классным оно не было, эти травмы не компенсирует. Уже не важно, сколько ты всего знаешь, сколько ты всего выучил, если тебя вывернули наизнанку, пережевали и выплюнули.

Пережитое насилие выливается в огромное количество проблем во взрослой жизни, даже если ты говоришь, что со всем справился. Я говорю это по своему опыту и опыту своих друзей. Это выливается в фатальные поступки, когда дети режут себе руки и ноги. Это выливается в отчаяние, когда дети приходят в школу с оружием в руках и начинают крушить всё вокруг. И я даже не говорю сейчас о том, какое количество психологических проблем эти дети должны потом преодолеть.

Кто должен нести ответственность за всё это? Педагоги, которые начинают «чухаться», когда дети уже избивают друг друга на переменах? Педагоги, которые сами участвуют в травле?

Думаю, довольно большому количеству людей «повезло» в том плане, что ещё лет десять назад у нас не было «моды» приходить в школу с топором или ружьем и стрелять в одноклассников с учителями.

Дмитрий, 25 лет. Учился в Лицее № 37

— Травля началась где-то после начальной школы. Причём травили, издевались, смеялись не парни, а девчонки. Делали это очень жёстко. Самое безобидное — относили мой портфель в женский туалет, бросали его в мусорное ведро.

Парней ещё можно простить. Пацаны — это пацаны. Но девчонки! Может быть, я просто был занудой, который умнее всех. Однажды я подарил однокласснице на День влюбленных духи и букет цветов. Цветы чуть позже нашёл в мусорке, а духами эта … (нехорошая девочка) пользовалась ещё долго.

Вообще, я всегда защищался, когда была травля, драки, стычки. Я же не овечка. Бывало, что и сам кого-то травил в старших классах. Мне не страшно было дать сдачи даже учительскому «любимчику». Может быть, поэтому школьная травля не причинила мне такой вред, какой могла бы.

Классная руководительница у нас была интересная — она защищала классных любимчиков и детей родителей, которые несли «золотые яйца». Однажды я хотел выяснить ситуацию с одноклассником, который весь урок перед учителем паясничал, показывал на меня пальцем и имитировал половой акт. Моего отца вызвали в школу, потому что одноклассник, по словам учительницы, «особенный ребёнок», разбираться с ним нельзя. Его «особенность» как раз заключалась в том, что его мама жертвовала школе много денег. Естественно, никто не хотел, чтобы у «особенного» мальчика были проблемы.

После этого конфликта классная руководительница вообще больше не обращала внимание ни на какие мои проблемы. Говорила: «Ты мальчик умный, сам разберешься».

Из-за травли я 2,5 месяцев прогуливал школу в конце седьмого класса. Однажды чуть не порезал однокласснику руку канцелярским ножом, потому что он хотел пробить мне голову. Хотя я отходчивый — мог подраться с кем-то, а потом разговаривать.

Больше неприятностей, чем одноклассники, мне доставляла только классная руководительница. Чем? Тем, что она не делала ничего. Абсолютно.

Я мог подойти к ней и сказать: «У меня проблемы, седьмой класс, а мой портфель до сих пор кидают в женский туалет или в мусорку». Но ей было всё равно. Мне «забивали стрелки», толкали, мы дрались в школе и на улице. Некоторые учителя вставали на мою сторону, а другие просто делали выговор всем и сразу, чтобы было неповадно.

Я жалею сейчас о том, что в то время меньше уделял внимание учебе, а больше — школьным разборкам. Просто надо было лучше учиться и не обращать на остальных внимание. Может быть, сейчас я бы уже большего добился.

За своего ребенка, конечно, заступлюсь. Легче, мне кажется, забрать ребенка из школы, если происходит сильная травля. Буду говорить с учительницей, директором. Конечно, педагоги должны нести ответственность. Если в школе происходит травля, директор должен знать об этом.

***

Специалисты сходятся во мнении, что школьная травля — это, в большинстве случаев, травма, которая может оставить след в психике на всю жизнь. Мы поговорили с психологом Оксаной Акимовой и выяснили, что общего у школы и тюрьмы, кто может выступать в роли агрессора, каким бывает насилие, что делать родителям в этой ситуации, а также то, какие последствия для человека несет буллинг.

Как формируется травля и где она происходит

Травля бывает в любом типе закрытых коллективов и групп. Такая же система, более жесткая, будет, например, в кадетской школе. Совершенно та же система в тюрьме. В чём её смысл: человек попадает в группу без выбора, он не может выбрать другой коллектив и других людей. За детским коллективом в идеале должен жестко наблюдать коллектив преподавателей. Но этот коллектив преподавателей находится в своей жесткой системе под давлением начальства.

Типы агрессоров

Есть два типа агрессоров-детей. Первый — хорошие дети, лидеры, которым надо свое лидерство как-то подкрепить дополнительно. Нередко они попадают в подростковом возрасте в такое замечательное поле под названием «я веду за собой людей». Незрелую личность это очень окрыляет. Ребёнок думает: «Я такой крутой, за мной идут и в рот мне смотрят». Если у ребенка семьей сформированы моральные границы и нормы, он остановится и не перейдёт черту.

Вторая группа агрессоров — это асоциальные дети. Хулиганы, двоечники, которые тоже себя таким образом хотят проявить. Они так выражают свой протест.

Третья группа агрессоров — сами учителя. Люди, у которых в руках есть власть. И если у конкретного человека, который находится в педагогическом коллективе, есть комплекс власти, желание доминировать ещё и ещё, снова и снова находить подтверждение тому, что он может управлять, контролировать все вокруг себя, то это очень тяжелая ситуация для ребенка, который почему-то не понравился.

Группа риска и принцип полярности

В группе риска, по большому счету, может оказаться кто угодно. Но основной принцип — это отличающиеся дети. Этот ребенок со своим внутренним посылом может стать и лидером, и — наоборот — агрессором. А может стать жертвой.

Очень часто наши агрессивные знакомые и друзья — это те, кого били. Жертва сама становится агрессором.

Мифы о буллинге

Некоторые люди говорят, что бесполезно в этой ситуации переводить ребенка в другую школу. Надо научить его справляться с проблемой. Но это неправильно. Основная причина буллинга в том, что конкретный ребенок попал без выбора в коллектив. Невозможность выбрать окружение — это одна из главных причин травли.

Буллинг — это повод прийти на терапию к психологу, чтобы специалист работал с ребенком и родителями. Но менять окружение однозначно стоит. Нужно также правильно «перезагрузиться» перед переходом в новую школу, чтобы не притащить с собой проблемы из старой.

Причина буллинга в том числе в родителях, поэтому больные «заражают больных». С ними тоже надо работать. Родители в этой ситуации играют важную роль и, если они говорят: «Да перестань, что ты ноешь, дай им сдачи, не обращай внимания», — то это совершенно неправильная ситуация.

Статистика

В феврале 2017 года в школе Нижнекамска 14-летний ученик выстрелил соседу по парте в глаз из пневматического пистолета.

В мае того же года в Республике Коми, город Усинск, один из учеников начал стрелять из пневматического пистолета по другим во дворе школы. Одна из девочек получила травму глаза.

В сентябре 2017 года в школе города Ивантеевка Московской области ученик старших классов напал на учительницу с топором и открыл стрельбу по одноклассникам. Трое учеников выпрыгнули из окна, а учительница получила черепно-мозговую травму.

В ноябре 2017 года в школе Нижнего Новгорода один из учеников воткнул в стул одноклассника нож остриём вверх. Школьника, севшего на нож, госпитализировали в больницу с сильным кровотечением.

В том же месяце в одной из Подмосковных школ подросток ранил другого перочинным ножом в шею.

В декабре 2017 года в Комсомольске-на-Амуре девятиклассник вышел на крыльцо школы и стал стрелять из пневматического пистолета по другим детям.

17 января 2018 года в школе Челябинской области девятиклассник ранил ножом одноклассника.

На следующий день в Республике Крым семиклассник выстрелил в ногу пятикласснику перед уроком физкультуры.

По данным опроса, который проводил портал deti.mail.ru в мае прошлого года, почти 6000 человек сталкивались с травлей во время учебы. Из них 3832 человека были жертвами травли, 2733 — наблюдателями, и 250 человек выступали в качестве инициаторов буллинга.

Более 4000 человек до сих пор переживают по поводу конфликтов, которые произошли с ними в детстве.

8251 проголосовавших уверены, что травля негативно отразится в будущем на психике ребёнка. 6921 человек считают, что травить могут любого ребенка, вне зависимости от благополучия семьи и положения в обществе. Дети 1877 респондентов постоянно сталкиваются со школьной травлей, и, по мнению, 5322 людей, инициатором травли становятся ровесники — одноклассники тоже же пола, 2116 респондентов ответили, что травлю также инициируют школьные учителя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *