Ч 2 ст 28 УПК

1. Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных частью первой статьи 75 Уголовного кодекса Российской Федерации.

2. Прекращение уголовного преследования лица по уголовному делу о преступлении иной категории при деятельном раскаянии лица в совершенном преступлении осуществляется судом, а также следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

3. До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи и право возражать против прекращения уголовного преследования.

4. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает. В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Комментарий к Ст. 28 УПК РФ

1. Согласно части первой статьи 75 УК, к которой отсылает часть первая комментируемой статьи, смысл деятельного раскаяния заключается в том, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

2. Согласно части второй комментируемой статьи (в УК ей соответствует часть вторая статьи 75) уголовное преследование может быть прекращено, а от уголовной ответственности освобожден виновный: в похищении человека, если он добровольно освободил похищенного (примечание к статье 126 УК); в купле-продаже человека, добровольно освободивший потерпевшего в условиях, предусмотренных в примечании к статье 127.1 УК; в коммерческом подкупе — при условиях, предусмотренных примечанием к статье 204 УК; в терроризме и содействии террористической деятельности — при условиях, предусмотренных примечаниями соответственно к статьям 205 и 205.1 УК; в участии в незаконном вооруженном формировании — при условиях, предусмотренных примечанием к статье 208 УК; в участии в преступном сообществе — при условиях, предусмотренных примечанием к статье 210 УК РФ; в незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также изготовлении оружия — при условиях, предусмотренных в примечаниях к статьям 222 и 223 УК; в государственной измене, шпионаже, насильственном захвате или удержании власти — при условиях, предусмотренных примечанием к статье 275 УК; в организации экстремистского сообщества — при условиях, предусмотренных в примечании к статье 282.1 УК; в заведомо ложном свидетельском показании, заведомо ложном экспертном заключении и заведомо неправильном переводе — при условиях, предусмотренных примечанием к статье 307 УК; в самовольном оставлении военнослужащим своей части или места службы — при условиях, предусмотренных примечанием к статье 337 УК.

3. «Суд, а также следователь и дознаватель вправе…» (часть первая комментируемой статьи), но не обязаны во всех без исключения случаях прекратить уголовное преследование на основании этой статьи. С учетом конкретных обстоятельств дела и характеристики личности обвиняемого, несмотря на наличие всех предусмотренных комментируемой статьей формальных оснований для прекращения уголовного преследования, расследование по уголовному делу может быть закончено составлением обвинительного заключения или обвинительного акта с последующим рассмотрением в суде на общих основаниях, а ходатайство стороны защиты о прекращении уголовного преследования — отклонено с соответствующим обоснованием своего решения.

4. Усмотрев основания для прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, суд, следователь или дознаватель, в чьем производстве находится уголовное дело, должны сообщить подозреваемому, обвиняемому о своем намерении и разъяснить сущность планируемого процессуального решения, а также право возражать против него. При наличии такого возражения уголовное преследование прекращено быть не может; производство по делу должно быть продолжено по воле подозреваемого или обвиняемого в обычном порядке вплоть до судебного разбирательства, где подсудимый получает максимально благоприятные условия защищаться от предъявленного обвинения и добиваться своей реабилитации.

5. Постановление дознавателя о прекращении уголовного преследования на основании комментируемой статьи приобретает юридическое значение лишь при наличии на этом документе отметки о согласии прокурора за его подписью, а постановление следователя — лишь при наличии такой отметки за подписью руководителя следственного органа.

6. По буквальному смыслу комментируемой статьи на ее основании может быть прекращено уголовное преследование в отношении одного обвиняемого. Вместе с тем, если в полицию с повинной явились сразу двое совершивших кражу по предварительному сговору (пункт «а» части второй статьи 158 УК РФ) и выдали похищенное в целости и сохранности, уголовное преследование обоих имеет столь же мало смысла, как если бы с повинной явился одиночка. Значит, комментируемая статья в принципе применима и к уголовным делам о групповых преступлениях.

Статья 15. Состязательность сторон

СТ 15 УПК РФ

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Комментарий к Статье 15 Уголовно-процессуального кодекса

2. Положения ч. 1 комментируемой статьи носят императивный характер и свидетельствуют об осуществлении всего уголовного судопроизводства по уголовным делам на основе состязательности.

3. Содержание данного принципа состоит из трех основных положений. Первое положение, раскрывающее содержание принципа состязательности, связано с выделением функций уголовного судопроизводства и их разделением. При этом все функции уголовного судопроизводства разделены друг от друга и независимы друг от друга. Регламентация содержания данного положения принципа состязательности свидетельствует о выделении процессуального равенства сторон уголовного процесса. Кроме того, все функции в уголовном судопроизводстве проявляются посредством реализации соответствующих уголовно-процессуальных полномочий участников процесса. В соответствии с критерием разделения функций в уголовном судопроизводстве различают функцию обвинения, защиты и разрешения уголовного дела <1>.
———————————
<1> В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» определено, что согласно ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Применительно к уголовному судопроизводству, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, это означает, что функция разрешения уголовного дела отделена от функций обвинения и защиты и осуществление каждой из них возлагается на различных субъектов уголовного судопроизводства.

Сама по себе функция обвинения осуществляется от имени государства, за исключением дел частного обвинения, где обвинителем выступает частный обвинитель. Содержание функции обвинения связано в первую очередь с уголовным преследованием по уголовным делам, которое осуществляется с целью изобличения подозреваемого, обвиняемого в свершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Кроме того, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П отмечено, что функция обвинения должна подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1), следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным данным Кодексом: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения <1>.
———————————
<1> См.: п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П // .

Содержание функции защиты полностью расходится с функцией обвинения. Кроме того, являясь противоположностью функции обвинения, функция защиты сводится к защите от обвинения. Прежде всего она связана с защитой от уголовного преследования при производстве по уголовным делам. Реализуют данную функцию в пределах соответствующих полномочий участники уголовного судопроизводства со стороны защиты. Функция защиты не предполагает обязанность доказывать невиновность подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Речь в данном случае идет о дискреции защиты, которая предполагает выбор средств и способов защиты по собственному усмотрению стороной защиты. Кроме того, дискреция функции защиты в той или иной степени помогает реализовать принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) <1>. Разрешение уголовного дела — ключевая функция уголовного судопроизводства — по своему содержанию представляет собой реализацию судом правосудия по уголовным делам как одну из составных частей разрешения уголовных дел, прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования, применение к лицу принудительных мер медицинского характера, применение к лицу принудительных мер воспитательного воздействия и т.д. В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15), а также устанавливает правовой статус лиц, представляющих в уголовном процессе стороны обвинения и защиты, исходя из существа возлагаемых на каждую из этих сторон процессуальных функций (гл. 6 и 7), обеспечивая тем самым их реальное разделение <2>.
———————————
<1> На данной позиции стоит и Конституционный Суд РФ. Так, в своем Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П он отмечает, что подозреваемый, обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Однако это не означает, что в случае отказа обвиняемого от участия в доказывании или неспособности по каким-либо причинам осуществлять его доказательства невиновности могут не устанавливаться и не исследоваться. То обстоятельство, что обвиняемый воспользовался названным конституционным правом, не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления каких-либо неблагоприятных последствий, связанных с применением процессуальных санкций, в том числе с ограничением возможности реализации им своих процессуальных прав.

<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П // .

4. Второе положение принципа состязательности сторон связано с уголовно-процессуальной деятельностью суда как основного участника уголовного судопроизводства, который при реализации функции разрешения уголовного дела должен создать необходимые условия для исполнения сторонами обвинения, защиты и иными участниками уголовного судопроизводства своих процессуальных полномочий при производстве по уголовным делам. При реализации функции суда по разрешению уголовного дела и созданию необходимых условий сторонам для исполнения ими своих полномочий существенным положением является соотношение активизации роли суда в сфере доказывания по уголовным делам с ее реализуемыми функциями и полномочиями при производстве по уголовным делам. В первую очередь активная роль суда при реализации своей функции и полномочий связана с участием в процессе доказывания по уголовным делам. Действующим уголовно-процессуальным законодательством (ст. ст. 86 — 88 УПК) суду предоставляется возможность наравне с участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения (следователем, дознавателем, прокурором, защитником) участвовать в собирании, проверке доказательств по уголовному делу. Кроме того, суд также по правилам ст. 88 УПК оценивает доказательства. Хотя в силу ст. 15 УПК, определяющей состязательную форму российского уголовного судопроизводства, суд должен только создать условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Но в судебном разбирательстве по уголовному делу модель активности сторон и пассивности суда в чистом и последовательном виде не характерна для континентального европейского уголовного процесса. Кроме того, ЕСПЧ ни разу в своих решениях не указал, что при производстве по уголовному делу суд должен играть пассивную роль в установлении истины по уголовному делу. Более того, ст. 13 ЕКПЧ предполагает использовать эффективно все средства правовой защиты в государственном органе (судебный орган также является государственным органом). Кроме того, данная норма не позволяет суду пассивно участвовать в процессе доказывания по уголовному делу. Из обязанности государства обеспечить эффективное расследование с тем, чтобы были обнаружены и наказаны виновные, следует и обязанность суда эффективно произвести судебное следствие (с целью обнаружения виновных и их наказания) как способ установления доказательств при производстве по уголовному делу. Действующее уголовно-процессуальное законодательство как раз и предусматривает, что суд, участвуя в процессе доказывания в рамках состязательной формы уголовного судопроизводства, собирает, проверяет и оценивает доказательства как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон <1>. Кроме того, Конституционный Суд РФ также подтвердил, что функция правосудия в уголовном процессе предполагает право суда по своей инициативе собирать доказательства в целях проверки доводов и доказательств сторон <2>.
———————————
<1> Более подробно об этом см.: Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. С. 311 — 313 (автор — В.И. Качалов).

<2> Так, Конституционный Суд РФ отмечает, что для суда в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагается законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования — в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом, — иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом. См.: Определение КС РФ от 20 ноября 2003 г. N 451-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гр. Веккера С.В. на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 86, 87, 235, 252, 253, 283 и 307 УПК РФ» // .

5. Третьим элементом, который раскрывает содержание принципа состязательности сторон, является положение равноправия сторон обвинения и защиты при производстве по уголовным делам перед судом. Данное равноправие связано с предоставлением сторонам обвинения и защиты равных процессуальных прав и равных возможностей по выполнению своих процессуальных функций, которые реализуются посредством своих полномочий. Кроме того, равноправие сторон в уголовном судопроизводстве означает, что ни одна из сторон не может иметь перед судом преимуществ в доказывании, заявлении и удовлетворении ходатайств, никакие доводы сторон не могут иметь заранее установленной силы и т.д. При этом в практике Европейского суда по правам человека равноправие и состязательность сторон означает, что обвинение и защита должны получать доступ к информации и иметь возможность комментировать приобщенные к делу замечания и представленные другой стороной доказательства <1>, доказательства могут оспариваться в присутствии обвиняемого на публичном слушании в ходе состязательной процедуры <2>, каждой стороне предоставляются соответствующие возможности изложения своих доводов — включая доказательства — на условиях, которые не представляют сторону в более невыгодном свете, чем оппонента <3>. Кроме того, положение равноправия сторон, по мнению ЕСПЧ, предписывает одинаковое обращение со свидетелями защиты и свидетелями обвинения в ходе уголовного разбирательства <4>.
———————————
<1> См. позицию ЕСПЧ в деле «Брандстетер против Австрии» (1991 г.) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

<2> См. позицию ЕСПЧ в деле «Барбера и другие против Испании» (1998 г.) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

<3> См. позицию ЕСПЧ в деле «Неумейштер против Австрии» (1968 г.) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

<4> См. позицию ЕСПЧ в деле «Бонич против Австрии» (1985), «Сара Линд Эгертсдоттир против Исландии» (2007) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

6. Из содержания принципа состязательности сторон вытекает положение о том, что все не доказанное стороной обвинения считается доказанным стороной защиты. Так, например, в соответствии с п. 20 ст. 5 УПК РФ под непричастностью понимается неустановленная причастность либо установленная непричастность лица к совершению преступления.

Статья 28. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

Приказ Генпрокуратуры России от 26.01.2017 N 33 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания»

Давать согласие на прекращение уголовного дела (уголовного преследования), в том числе, в связи с деятельным раскаянием, примирением сторон, возможностью исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия только после тщательного изучения всех обстоятельств совершенного уголовно наказуемого деяния и при наличии условий и оснований, предусмотренных УПК РФ (статьи 25, 28 и 28.1 УПК РФ).

Приказ Генпрокуратуры России от 28.12.2016 N 826 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»

Исключение составляет порядок рассмотрения уголовного дела, представленного с обвинительным актом или постановлением, поскольку по результатам его изучения прокурор вправе в соответствии со статьей 226 УПК РФ принять решение о его прекращении по основаниям, предусмотренным статьями 24, 25, 27, 28 и 28.1 УПК РФ, а также исключении из обвинительного акта или постановления отдельных пунктов обвинения либо переквалификации обвинения на менее тяжкое.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 (ред. от 03.03.2015) «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера»

при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 — 28 УПК РФ, независимо от наличия и характера заболевания лица.

При прекращении уголовного дела копия постановления суда в течение 5 суток направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере здравоохранения или орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, (часть 4 статьи 443 УПК РФ).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 28 (ред. от 03.03.2015) «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству»

Согласно части 2 статьи 27 УПК РФ прекращение уголовного дела или уголовного преследования в предварительном слушании по основаниям, предусмотренным пунктами 3 и 6 части 1 статьи 24 УПК РФ, пунктами 3 и 6 части 1 статьи 27 УПК РФ, а также при наличии оснований, предусмотренных статьями 25 и 28 УПК РФ, не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Приказ Генпрокуратуры России от 03.07.2013 N 262 (ред. от 29.03.2016) «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при производстве дознания в сокращенной форме»

11. При наличии оснований, предусмотренных ст. 24, 25, 27, 28 и 28.1 УПК РФ, во всех случаях выносить постановление о прекращении уголовного дела, поступившего от дознавателя, о чем уведомлять заинтересованных лиц.

Приказ Генпрокуратуры России от 23.10.2014 N 150 (ред. от 20.07.2017) «Об утверждении Инструкции о процессуальной деятельности органов дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов»

Статья 63. В ходе производства неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, либо по их окончании орган дознания, дознаватель не вправе принимать решения о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), соединении уголовных дел (ст. 153 УПК РФ), выделении уголовного дела (ст. 154 УПК РФ), выделении в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК РФ), приостановлении предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ), прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении подозреваемого (ст. 24, 25, 27, 28, 212 — 213 УПК РФ).

Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 15.12.2004 N 161 (ред. от 28.10.2019) «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов»

В случае прекращения уголовного дела на основании того, что лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести (пункт 2 статьи 443 УПК РФ), либо по основаниям, предусмотренным статьями 24 — 28 УПК РФ (пункт 3 статьи 443 УПК РФ), копия постановления суда в течение 5 суток направляется в уполномоченный орган исполнительной власти в сфере охраны здоровья для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Приказ Генпрокуратуры России от 20.02.2015 N 83 «Об утверждении и введении в действие форм федерального статистического наблюдения N 1-Е «Сведения о следственной работе и дознании» и N 1-ЕМ «Сведения об основных показателях следственной работы и дознания», а также Инструкции по составлению отчетности по формам федерального статистического наблюдения N 1-Е, 1-ЕМ»

332. В строках 57, 58 указывается сумма причиненного материального ущерба и сумма реально возмещенного материального ущерба по прекращенным делам либо материалам об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 4 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. 3 ч. 1 ст. 27, ст. 28, ч. 1 ст. 427 УПК РФ). Размер такого ущерба отражается в соответствии с суммой, указанной в постановлении о превращении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.2005 N 11-О «По жалобе гражданина Озерова Владимира Андреевича на нарушение его конституционных прав подпунктом «д» пункта 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», пунктом 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «О порядке применения Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» и частью четвертой статьи 213 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Неконституционность пункта 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «О порядке применения Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», в соответствии с которым лица, подпадающие под действие постановления об амнистии, не освобождаются от административного взыскания и от обязанности возместить вред, причиненный в результате совершенных ими противоправных действий, и части четвертой статьи 213 УПК Российской Федерации, предусматривающей вручение или направление следователем копии постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также необходимость разъяснения потерпевшему и гражданскому истцу права предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основаниям, предусмотренным пунктами 2 — 6 части первой статьи 24 и статьей 28 данного Кодекса, заявитель усматривает в том, что они освобождают обвиняемого, причинившего тяжким преступлением физический, моральный вред и материальный ущерб, от обязанности заглаживать, компенсировать вред, возмещать ущерб лицу, потерпевшему от этого преступления.

Приказ Генпрокуратуры РФ от 01.10.2003 N 186 «О внесении изменений и дополнений в Инструкцию органам дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба» (вместе с «Инструкцией…», утв. Генпрокуратурой РФ 05.06.2002)

Статья 64. В ходе производства неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, либо по их окончании орган дознания, дознаватель не вправе принимать решения о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), о соединении уголовных дел (ст. 153 УПК РФ), выделении уголовного дела (ст. 154 УПК РФ), выделении в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК РФ), приостановлении предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ), прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении подозреваемого (ст. 24 — 28 УПК РФ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *