Безденежный договор

Притворились и сделали

Известно, что сейчас практически любые действия с жильем возможны только через акт купли-продажи. При этом нередко в документах на оформление перехода недвижимости из одних рук в другие цена по просьбе одной из сторон может не соответствовать устным договоренностям.

В результате этого часто после такой сделки одна из сторон бежала с жалобой в суд. А там клялась, что написанным в договоре цифрам не надо верить, так как они в реальности были совсем другими. Одни жалобщики при этом говорили про мнимую сделку. Другие — про притворную сделку. Истцы уверены, что это одно и то же. Юристы объясняют — это не просто разные понятия. У таких сделок даже последствия для граждан — разные.

Итак, наша история началась на юге страны в большом городе. Два гражданина обратились в суд с иском к третьему гражданину. Они потребовали признать их право собственности на объект незавершенного строительства — мансарду жилого дома.

Уже в суде истцы объяснили, что несколько лет назад они — трое граждан — договорились купить в складчину недвижимость. Одному из них принадлежал участок земли, где планировалось строительство. Потом все эти годы будущие домовладельцы вкладывали свои деньги и силы в то, чтобы дом построить. В итоге его достроили, но появилась проблема. Жилье заканчивалось мансардным этажом, которого не было в проектной документации на дом. Проще говоря, возведенная мансарда оказалась незаконной самовольной постройкой. Для двоих из них (напомним, у третьего было право собственности на участок) возникли проблемы с оформлением в собственность построенного дома.

В итоге яростных споров ситуация разрешилась так. Каждому из трех строителей досталось по одной трети дома, но в эти квадратные метры не вошла мансарда. Прошло время, и местная власть, точнее ее комиссия, которая занимается самостроем, решила сохранить мансардный этаж. Так чей же он будет?

Сам хозяин земли в суде иск бывших товарищей по стройке не признал вообще. Он подготовил встречный иск, в котором попросил суд признать договор купли-продажи долей дома недействительным. И применить в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки. Он стал доказывать, что их договор продажи был именно ничтожной сделкой, так как заключался без намерения «создать правовые последствия».

Итог местных судов таков — хозяину земли пошли навстречу, а двум истцам, требовавшим равноправия в квадратных метрах, в иске отказали. Обиженные и проигравшие граждане дошли до Верховного суда. Там все решения местных судов перечитали и сказали: оба суда — районный и краевой — допустили «существенное нарушение».

Не следует путать мнимую сделку с притворной. У таких сделок даже последствия для граждан — разные

Вот в чем это выразилось. По Гражданскому кодексу (статья 170) мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Это значит, что для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения этой самой сделки стороны не намеревались создавать соответствующие этой сделке правовые последствия, характерные именно для таких сделок. Обязательным условием для признания сделки мнимой является «порочность воли каждой из ее сторон». Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий. Совершая такую сделку, стороны не собираются ее выполнять.

Местные суды исходили из того, что договор купли-продажи оказался, по их мнению, недействителен. Так как является мнимой сделкой, ведь она совершалась только для того, чтобы зарегистрировать за покупателями доли в этом доме. Ведь по договору деньги за трети дома продавцу не передавались.

Верховный суд не нашел в деле никаких обстоятельств, из которых коллеги сделали выводы о том, что договор купли-продажи — мнимый. Высший суд заметил: продажа долей для регистрации прав собственности обычное явление. Истцы не только получили право собственности, но и вселились в свои доли. Факт вселения Верховный суд перевел на юридический язык — жалобщиками «были совершены необходимые действия для создания правовых последствий, связанных с переходом права собственности».

Местные суды сослались на 168 статью Гражданского кодекса. Там сказано, что сделка, не соответствующая требованиям закона, — ничтожна. Но при этом, вероятно, забыли указать, а какие конкретно нормы закона при купле-продаже нарушены.

Районный суд вообще написал, что основанием возникновения права общей долевой собственности на дом и участок стал их договор о совместной стройке, а не купли-продажи. Который, по мнению суда, — мнимый. Из этого сделали вывод: договор купли-продажи был заключен, чтобы прикрыть договор о совместном строительстве. То есть перед нами явно притворная сделка.

По Гражданскому кодексу «притворными» названы сделки, которые совершают, чтобы прикрыть другую сделку. Если сделка притворная, то недействительной будет лишь та сделка, которой закрыли законную.Местные суды, заявил высший суд, не учли, что правовые последствия мнимой сделки отличны от правовых последствий притворной сделки. Поэтому Верховный суд решил, что выводы коллег о недействительности договора купли-продажи по мотиву мнимости не соответствует установленным судом обстоятельствам.

У суда не было оснований признать договор купли-продажи мнимой сделкой только потому, что деньги не передавались. Если денег не платили, то это по закону влечет другие правовые последствия. Но не может назвать сделку ничтожной.

Энциклопедия решений. Оспаривание займа по безденежности

Оспаривание займа по безденежности

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей (абзац второй п. 1 ст. 807 ГК РФ).

Если в действительности заёмщик не получил от займодавца деньги или вещи или получил их, но в меньшем количестве, он имеет право оспаривать договор займа по его безденежности (п. 1 ст. 812 ГК РФ).

Термин «безденежность» относится не только к денежному займу, но и вещевому, т. к. в соответствующих нормах Гражданского кодекса РФ прямо упомянуты не только деньги, но и вещи (п.п. 1, 3 ст. 812 ГК РФ).

В судебном процессе у заёмщика есть два основных способа защиты своего права:

1) путём подачи иска о признании договора займа незаключенным полностью или в части;

2) путём возражений на иск займодавца о взыскании суммы займа или возврате вещей (по договору вещевого займа) (см. также постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.09.2014 N Ф02-3907/14, апелляционное определение СК по гражданским делам Костромского областного суда от 01.09.2014 по делу N 33-1423).

В случае возникновения между сторонами спора по вопросу о том, состоялась ли фактическая передача заемщику денег или других вещей, которые являются предметом договора займа, займодавец в ходе судебного разбирательства должен будет доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения именно по договору займа (то есть то обстоятельство, что деньги или другие вещи были переданы взаймы, а не по каким-то другим основаниям), а заёмщик — факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа. При этом нужно учитывать, что объективно именно займодавец заинтересован в обеспечении надлежащих доказательств, подтверждающих заключение договора займа, и в случае возникновения спора на нем лежит риск недоказанности соответствующего факта (см. вопрос 10 раздела «Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике» Обзора судебной практики Верховного Суда РФ, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015). В целях доказательства и оспаривания безденежности займа стороны могут использовать различные доказательства: платежные поручения, выписки с банковских счетов, акт приёмки-передачи вещей, экспертные заключения и т. д. (см. например, постановления АС Дальневосточного округа от 19.04.2016 N Ф03-1002/16, Десятого ААС от 01.12.2015 N 10АП-13187/15, АС Центрального округа от 18.01.2017 N Ф10-5255/16).

Если договор был заключен в допустимой при данных условиях устной форме (ст. 808 ГК РФ), стороны могут также ссылаться на свидетельские показания.

Внимание

Если договор займа должен быть заключен в письменной форме, свидетельские показания не могут использоваться для его оспаривания по безденежности (п. 1 ст. 162, п. 2 ст. 812 ГК РФ). Исключения составляют случаи совершения кабальной сделки, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 812, п. 1 ст. 179 ГК РФ). Бремя доказывания довода о безденежности расписки, составленной под влиянием обмана, насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств, возложено на заемщика (апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 05.04.2016 по делу N 33-5923/2016).

Если стороны указывали на факт передачи предмета займа только в самом тексте договора, то в отсутствии иных документов: расписки, платежных поручений и пр. суд может признать договор безденежным (см., например, постановление АС Уральского округа от 21.06.2016 N Ф09-6201/16).

Если доказано заключение безденежного займа:

1) договор займа считается незаключенным полностью (п. 3 ст. 812 ГК РФ);

2) договор займа считается заключенным на меньшее количество денег или вещей, которые в действительности были получены заемщиком от займодавца (п. 3 ст. 812 ГК РФ). Судебная практика подтверждает такую возможность (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.10.2010 N Ф07-8514/2010).

БЕЗДЕНЕЖНОСТЬ ДОГОВОРА ЗАЙМА Текст научной статьи по специальности «Право»

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО, СЕМЕЙНОЕ ПРАВО, МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

УДК 347.441

БО1: 10.19073/2658-7602-2020-17-1-35-42

_БЕЗДЕНЕЖНОСТЬ ДОГОВОРА ЗАЙМА

ГУДОВИЧЕВА Любовь Борисовна*

И gudovicheva@mail.ru

ORCID: 0000-0001-9618-602X

Ул. Колмогорова, 54, каб. 201, Екатеринбург, 620131,

Россия

Аннотация. Понятию безденежности займа достаточно много внимания уделяется в судебной практике: почти ни один иск о взыскании заемной суммы не обходится без заявления должника о безденежности займа. Однако в научной литературе чаще всего это понятие упоминается вскользь для иллюстрации других понятий и категорий либо для придания разнообразия научной или научно-практической работе. Следует признать, что безденежность займа — это феномен исключительно российского законодательства. Однако ни ученые, ни практики не выдвигают предложений по исключению безденежности как юридической конструкции из действующего законодательства. Думается, что это обусловлено сущностью данного правового феномена, получившего свое наименование в Гражданском кодексе Российской Федерации. Эти нормы следует отнести к категории процедурных норм, которые связывают материально-правовое регулирование признания договора незаключенным исключительно в судебном порядке. Суд не вправе уклониться от рассмотрения заявления о безденежности займа, но в то же время не может ставить этот вопрос по своей собственной инициативе. Однако запрета на обсуждение данного вопроса судом не содержит ни материальное, ни процессуальное законодательство. В отдельных случаях применение принципа состязательности сторон спора может быть ограничено.

Ключевые слова: договор займа, незаключенность договора, расписка, длящиеся заемные отношения, суд, состязательность.

Fundless Loan Agreement

Gudovicheva Lyubov’ B.**

H gudovicheva@mail.ru

ORCID: 0000-0001-9618-602X

54 Kolmogorova st., office 201, 620131, Yekaterinburg, Russia

* Доцент кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета, доцент кафедры сравнительного правоведения и международного права Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте Российской Федерации (Уральский филиал), кандидат юридических наук, доцент.

Keywords: loan agreement, unconcluded contract, acquittance, ongoing loan relationships, court, adversary.

Безденежность займа и ее законодательное закрепление. Статья 812 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) действует с 1 июня 2018 г. (в ред. Федерального закона от 26 июля 2017 г. № 212-ФЗ1). Поскольку обратной силы нормы данной статьи не имеют, то необходимо учитывать и прежнюю редакцию ст. 812 ГК РФ.

Сравнивая обе редакции ст. 812 ГК РФ, мы видим, что изменения действующей редакции носят грамматический, синтаксический, морфологический характер, направлены лишь на улучшение восприятия данной нормы. В. В. Витрянский находит следующие недочеты новой редакции норм изучаемой статьи: 1) из нее «ушло» упоминание о незаключенности договора займа при его безденежности; 2) не выстроена корреляция ст. 807 и ст. 812 ГК РФ, и касается это прежде всего утверждения о невозможности признания незаключенным договора займа в его консенсуальной модели . Полагаем, что последнее утверждение верно, потому что целью законодательного закрепления консенсуального договора займа является предоставление должнику права требовать от кредитора исполнения такого договора, но непредоставление ему права на оспаривание такого договора по безденежности. Полагаем, что действующая нормативно-правовая модель безденежности не причинит вреда субъектам правового пространства, поскольку общее понимание безденежности остается прежним, благодаря именно ст. 807 ГК РФ, а также формулировкам, используемым в ст. 812 ГК РФ, нацеленным на применение ее норм именно к реальным договорам. Последствия неисполнения консенсуального договора займа

при этом не страдают. А незаключенность реального договора займа при его безденежности основана теперь на системном толковании норм ст.ст. 807 и 812 ГК РФ.

Причины написания безденежных расписок и договоров займа. Материально-правового значения такая causa не имеет. Но она кладется в основание доказывания безденежности должником (ответчиком по делу). Изучение конкретных дел показывает, что, как правило, денежные средства были предоставлены заемщику займодавцем, но по иному документу. Его можно условно назвать первичной распиской. В период просрочки должник предлагает кредитору подтвердить долг написанием более «свежей» по дате расписки, т. е. выдать расписку сегодняшним днем. При этом первичная расписка, как правило, либо уничтожается, либо остается у займодавца. Эта ситуация — самая распространенная для заявлений о безденежности. При рассмотрении судебных дел истцы, проявляя наивность, сами подтверждают факт выдачи денежных средств должнику по иному документу, оригинал которого был уничтожен в связи с составлением новой расписки. Обычному гражданину, даже если это предприниматель, понимание конструкции безденежности дается с трудом, поскольку сама ситуация противоречит принципу справедливости.

Верховным Судом Российской Федерации рассмотрена кассационная жалоба по делу, в котором ответчик, уповая на безденежность договора займа, пытался доказать, что этот договор был заключен для констатации долга, вытекающего из отношений по совместному ведению сельскохозяйственной деятельности2. В этом деле высшая судебная инстанция признала

1 О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации : федер. закон от 26 июля 2017 г. № 212-ФЗ // Рос. газ. 2017. 31 июля.

2 Определение Верхов. Суда Рос. Федерации от 23 дек. 2008 г. № 24-В08-5. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

наличие заемного обязательства. Между одними и теми же лицами параллельно могут существовать различные обязательства. Трансформация любого из них в заемное возможна только с использованием такой процедурной формы, как новация.

Безденежность и длящиеся заемные обязательства. Считаем, что практика ставит вопрос о существенном сужении рамок применения безденежности. Если при рассмотрении дела будет установлено, что между кредитором и должником существуют длительные или длящиеся отношения займа, начало которым положила первоначальная расписка, переданная должнику и им уничтоженная вследствие выдачи новой расписки или новых расписок, суд вправе признать договор займа реально исполненным со стороны кредитора.

Показательным в этом плане может быть дело, рассмотренное Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга, по иску С. к Б.3 Первоначально долг был подтвержден договором займа и распиской. Позже, после возврата части долга, должник предложил заключить договор займа № 2 и написал к нему расписку № 2, в которой сумма долга была уже ниже. Первый договор и расписка к нему были уничтожены сторонами данного обязательства. Исковые требования были основаны на договоре займа № 7 и расписке к нему с тем же номером. Защищая свои интересы, истец доказывал, что он каждый раз получал от ответчика денежные средства в сумме, которая была обозначена в предыдущих долговых документах и тут же выдавал ответчику сумму займа, обозначенную в новых документах (договоре и расписке). Исковые требования были удовлетворены. И в этом деле ответчик не смог сделать заявлений о безденежности договоров займа № 2-7 и расписок к ним.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Реальность договора займа диктует рассмотрение заявления о безденежности именно той расписки, которая стала основанием иска о взыскании долга. Однако в судебной практике имеются и новые трактовки расписок о наличии долга. Так, апелляционной инстанцией было

оставлено в силе решение Тюменского районного суда г. Тюмени, где основанием иска о взыскании стала расписка, в которой было указано, что долг по ней складывается из двух частей: первая — это переданные по этой расписке денежные средства, вторая — ранее полученные в долг денежные средства4. Думается, что расписка может удостоверять ранее полученные должником в долг денежные средства или вещи. В этом случае или в этой части расписка должна быть рассмотрена как письменное доказательство ранее возникшего долга, что не противоречит ст.ст. 161-162 ГК РФ. Формальное указание на то, что именно по данной расписке была передана только одна сумма, а потому в другой части расписка является безденежной, привело бы к необоснованному освобождению должника от уплаты долга.

Как бы ни странно звучала мысль о возможности существования длящегося заемного обязательства, практика требует его законодательного закрепления. Во-первых, к длящимся могут быть отнесены те обязательства, которые возникли из договора займа с определенным сроком действия, но возможностью его автоматической пролонгации в части сроков возврата заемных денежных средств, либо такое продление договора допускает консенсуальный договор займа (в том числе в отношении предоставления займа). На вопросе о понятии автоматической пролонгации договора и содержании договорных условий в настоящей работе внимание не концентрируется, поскольку он исследован в других работах автора (в соавторстве) . Во-вторых, следует признать и закрепить законодательно длящиеся заемные отношения, сложившиеся между одними и теми же сторонами, существующие в течение длительного времени, имеющие своим началом первоначальную расписку и первоначальный договор займа, на которые при выполнении последующих заемных документов ссылаются стороны. Последующие заемные документы могут содержать указание: 1) на первоначальную сумму займа; 2) количество возвращенных должником кредитору денежных

4 Апелляционное определение Тюмен. обл. суда от 23 апр. 2016 г. по делу № 33-2575/2016. Доступ из СПС «Консуль-тантПлюс».

средств; 3) обновленную сумму займа на момент подписания этих последующих документов; при этом сумма займа может быть, как уменьшена, так и увеличена; 4) новые сроки возврата всей или части суммы займа.

Это правило позволит уйти от безденежности таких длящихся заемных обязательств. Но на сегодняшний день заемщики вместо прежних расписок выдают новые, прежние расписки уничтожаются, а новые признаются судом безденежными.

Исходя из того, что гражданское законодательство не предполагает существования длящихся заемных обязательственных отношений (заемных обязательств), истцам по взысканию денежных средств по ряду последовательно связанных между собой долговых документов приходится доказывать факт передачи денежных средств именно по тому документу, который подтверждает последний заем. Вместе с тем очевидна ситуация, когда денежные средства были переданы только по первой расписке, а все последующие были выполнены сторонами заемного обязательства лишь в подтверждение остатка долга после его частичного погашения. Если истец, обратившийся с иском о взыскании денежных средств по последней в цепочке заемных документов расписке, может доказать всю последовательность передачи и частичного возврата денежных средств, используя в том числе копии расписок, оригиналы которых уничтожены или находятся у должника, не расположенного к их предъявлению суду, а также свидетельские показания, в том числе и своих (должника) родственников, то такой длящийся договор займа не может быть признан безденежным ни на одной стадии его исполнения. Признание на законодательном уровне и в судебной практике существования и исполнения длящихся договоров займа существенно сократит сферу применения норм ст. 812 ГК РФ.

Полагаем, что на практике правила о длящихся заемных отношениях уже применяются судами, например, в ситуациях внесения изменений и дополнений в договор займа. Один из таких случаев, правда, в ином аспекте, не связанном с безденежностью, описан в научной литературе. В приведенном примере расписка была выполнена на сумму 200 000 долл. (пример 2000 г.; в этот период курс доллара по отношению к рублю падал до 20-22 рублей за доллар). Должник во внесудебном порядке произвел частичный возврат

долга, который уменьшился до 165 000 долл. Чуть позже стороны подписали дополнительное соглашение, в котором указали, что сумма долга составляет 300 000 рублей при условии ее погашения к определенному сроку. Должник долг не погасил, найти его было невозможно, иск был предъявлен к поручителю. В ходе судебного разбирательства основанием для взыскания сумма долга была признана вторая расписка на 300 000 рублей, а первая послужила основанием для взыскания указанной в ней суммы в качестве неустойки за невыполнение обязательства с применением ст. 333 ГК РФ .

Если исходить из строгих канонов ст. 812 ГК РФ, дополнение к договору займа является самостоятельным договором и должно было быть оценено судом как безденежный договор займа, потому что именно по данному договору денежные средства не были переданы. Денежные средства были переданы по первому договору. В отношении него были представлены все необходимые доказательства его реальности и отсутствия возможности признания его безденежным.

Думается, что нормы ГК РФ, которые могли бы дополнить гл. 42 относительно длительных или длящихся договорных отношений займа, возможно экстраполировать на следующие случаи: 1) изменения сроков возврата заемных средств против сроков, содержащихся в первоначальных заемных документах; 2) сокращения объема заемных средств в связи с их частичным возвратом; 3) увеличения объема заемных средств в сравнении с ранее выданным займом; 4) подтверждения распиской не только реально взятых в день ее выполнения денежных средств, но и ранее полученных денежных средств (например, в случае отсутствия надлежащего оформления ранее полученного займа или в связи с утратой долгового документа кредитором).

Безденежность и незаключенность договора. Незаключенность договора — это общее понятие, применяемое к любым договорам. Следует отметить существенные отличия незаключенного договора в соответствии со ст. 432 ГК РФ и признанного незаключенным договора займа ввиду его безденежности.

По общему правилу, незаключенными являются те договоры, стороны которых не согласовали предмет, иные существенные условия данного вида договора или не смогли договориться по инициативным (случайным) условиям.

Но в безденежном договоре займа предмет определен. Непередача денег в реальном договоре займа — вот причина его незаключенности.

В связи со сказанным безденежность представляет собой еще специальный случай признания договора незаключенным, который не является разновидностью общего понятия незаключенности договора. Незаключенность договора вследствие несоблюдения правил ст. 432 ГК РФ и незаключенность договора займа вследствие его безденежности — разные виды незаключенности договора.

Безденежность и заемное обязательство. По общему правилу, незаключенность договора означает отсутствие юридического факта -сделки, необходимого для возникновения гражданско-правового обязательства. Объективно обязательства нет, но для его сторон (должника и кредитора) оно существует до тех пор, пока факт незаключенности договора займа в связи с его безденежностью не будет подтвержден вступившим в законную силу решением суда. Последнее необходимо не только для признания договора займа незаключенным, но и для опровержения факта существования обязательства. Думается, что второе — более важно для должника, нежели просто признание договора займа безденежным. Доказывая безденежность, заемщик утверждает, что он не обязан к возврату займодавцу денег или вещей по данному конкретному основанию. Считаем, что законодатель учел это обстоятельство при формулировании норм ст. 812 ГК РФ, поскольку указание в них на незаключенность договора займа требовало бы соответствующей реакции суда в виде констатации незаключенности, но в резолютивной части решения все равно был бы обозначен отказ в иске займодавцу. Тот факт, что в период действия прежней редакции ст. 812 ГК РФ суды в мотивировочной части указывали на незаключенность договора займа, а резолютивная часть не содержала указания на это, подтверждает вывод о том, что важнее было отметить отсутствие обязательства, а не только отсутствие основания его возникновения.

Отсутствие основания возникновения обязательства в связи именно с незаключенностью договора займа по безденежности имеет значение для признания отсутствующими любых прав у займодавца и любых обязанностей у заемщика с момента подписания безденежного договора займа или выдачи заемщиком безденежной

расписки. Обязательство в этом случае не возникает ни в каком виде, его нет, что исключает какие-либо рассуждения о подобии (квази) обязательства. Однако до вступления в законную силу решения суда об отказе в иске по безденежности займа займодавец может искренне заблуждаться относительно безденежности обязательства, в частности, в случаях получения права требования в порядке уступки по закону или по договору. В таких ситуациях объективное обстоятельство отсутствия обязательства подтверждается только в судебном порядке, но до этого момента займодавец может полагать обязательство существующим. И если объективно обязательство отсутствует, но при рассмотрении спора судом должник или его правопреемники не прибыли в суд или прибыли, но не заявили о безденежности, обязательство будет сформировано из имеющихся оснований: договор или расписка и решение суда (или иной судебный акт). Такое обязательство получает право на существование, требует исполнения гражданских прав и обязанностей. Ради справедливости следует отметить, что данное утверждение верно для подавляющего большинства случаев, кроме дел о несостоятельности (банкротстве), в которых в силу публичности процесса суд по своей инициативе, без заявления должника, для защиты прав кредиторов самостоятельно исследует вопрос о безденежности займа.

Заявление о безденежности: его юридическая квалификация и форма. В материально-правовом смысле заявление о безденежности, сделанное до рассмотрения спора в суде, может произвести на кредитора моральное впечатление, но не более того.

В научно-практической литературе неоднократно обращалось внимание на содержащиеся в Гражданском кодексе РФ элементы гражданского процесса , представленные определенными процессуальными документами (как правило, это заявления, направленные суду), процессуальным временем (например, п. 2 ст. 199 ГК РФ), доказательствами (например, недопустимость ссылаться на свидетельские показания, п. 1 ст. 162 ГК РФ). Заявление о безденежности — процессуальный документ. Юридическое значение имеет только такое заявление, которое сделано перед судом при рассмотрении спора по существу, в том числе и в суде апелляционной инстанции. Следует отметить, что нормативное регулирование заявления о безденежности

договора займа и заявления о пропуске срока исковой давности — разное. В отношении заявления о пропуске истцом срока исковой давности обязательным является его заявление в суде первой инстанции до вынесения судом решения по существу спора. Такое заявление может быть сделано и в апелляционной инстанции, когда суд рассматривает дело по правилам суда первой инстанции. В отношении заявления о безденежности такого указания в законе нет. Это может означать право ответчика сделать заявление и при рассмотрении апелляционной жалобы истца или ответчика. Однако возникает вопрос формирования новой доказательственной базы. Если ответчик (он же должник) не докажет, что не имел возможности предоставить суду первой инстанции доказательства безденежности займа, можно с большой долей уверенности сказать, что, хотя и несправедливое, решение о взыскании будет оставлено в силе.

Заявление о безденежности — письменный документ, который: 1) может быть выполнен в виде одного документа, подписанного должником и обращенного к суду; 2) изложен вместе с ходатайствами или как часть отзыва (возражений) на исковое заявление, в виде пояснения или объяснения ответчика по делу, содержащих описание фактов, свидетельствующих о безденежности; 3) не имеет строго определенных законом формальных требований к такому документу; 4) может быть сделано должником устно, но поскольку оно будет занесено в протокол судебного заседания, то приобретает письменную форму; но эта форма носит процессуальный характер протокола судебного заседания.

Следует отметить, что перемещение заявления о безденежности, равно как и признания договора незаключенным, в процессуальный закон невозможно по ряду причин. Первая из них состоит в том, что применение норм о безденежности и незаключенности договора не является неотвратимым, безусловным, обязательным, как это происходит при применении процессуального законодательства. Должник может не заявить о безденежности, или суд может ему не поверить, если кредитор будет в процессе более убедительным в плане доказывания передачи денег. Получается, что в тех случаях, когда применение норм зависит не только от суда, а еще и от сторон спора или сторон договора, такие нормы, представляется необходимым относить к особой группе норм, имеющих сме-

шанную материально-процессуальную природу (процедурную форму) ввиду системности права.

Субъекты заявлений о безденежности. Заявление о безденежности может быть сделано согласно указаниям пп. 1 и 3 ст. 812 ГК РФ заемщиком. С учетом того факта, что заемщик является в деле о взыскании с него суммы долга ответчиком в гражданско-правовом споре, никто иной не вправе сделать за него такое заявление. Если исходить из констатации факта отсутствия обязательства из безденежного договора займа, встает вопрос о том, на каком основании заявление о безденежности предъявляется в суд наследниками умершего. Тот же вопрос возникает, но в ином ракурсе, в случае реорганизации юридического лица. Особый случай: заявления о безденежности при рассмотрении обоснованности заявления кредитора о включении требований в реестр требований кредиторов должника в рамках дела о его несостоятельности (банкротстве).

Оспаривание займа по безденежности наследниками, правопреемниками, арбитражными управляющими, конкурсными кредиторами базируется на презумпции заключенности договора займа, которая может быть опровергнута или подтверждена в ходе рассмотрения заявления о безденежности. Логическим продолжением первой презумпции существования юридического факта является презумпция наличия обязательства с известным субъектным составом. Следующим предположением выступает законность уступки требования по закону или по договору, когда речь идет об оспаривании договора займа наследниками или юридическими лицами-правопреемниками. Возможность подачи заявлений конкурсным управляющим прямо вытекает из его полномочий как органа юридического лица. Сложнее конструировать полномочия финансового управляющего, но здесь также в силу закона действует презумпция замещения в сделке гражданина-банкрота финансовым управляющим при ее оспаривании. Во всех перечисленных случаях можно говорить о субъектах оспаривания займа по безденежности, которые как бы становятся самим заемщиком.

Особым субъектом, наделенным законом правом оспаривания сделок должника, в том числе и по их безденежности, являются конкурсные кредиторы в деле о несостоятельности (банкротстве) должника. Именно в делах о несостоятельности (банкротстве) заявления по безденежности займа делаются в виде возражений

на требования кредиторов. В случаях банкротства финансовой организации признание требования безденежным осуществляет не суд, а уполномоченный государством орган. Отказ во включении требований в реестр требований кредиторов во внесудебном порядке кредитор вправе обжаловать в суд, рассматривающий дело о несостоятельности (банкротстве) именно данной финансовой организации. Суд рассматривает одновременно сами требования, отказ во включении их в реестр, а также возражения уполномоченных органов и кредитора на требования кредитора.

Безденежность и процессуальное поведение должника. Практика обозначает три возможных варианта поведения: первый — должник по займу подает самостоятельное заявление о признании договора займа безденежным5; второй — это заявление о безденежности как возражение против иска о взыскании по договору займа или по расписке; третий — встречный иск о признании договора займа безденежным. Из всех трех вариантов наиболее экономичным по времени и судебным расходам является второй. Думается, именно о нем говорит законодатель в ст. 812 ГК РФ. Но практика изобилует именно встречными исками. Это связано главным образом с затягиванием рассмотрения дела ответчиком (должником). Представляется необходимым на уровне Пленума Верховного Суда РФ дать разъяснение судам принимать такие иски исключительно в качестве возражений, а не встречных исковых заявлений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Арбитражный суд при проверке обоснованности требований кредитора выходит за рамки принципа состязательности, поскольку дела о несостоятельности (банкротстве) носят публичный характер. Поэтому указанная проверка не зависит от заявления должника о безденежности займа. Иногда должнику выгодно умалчивать о данном факте. Если же судом рассматривается дело о взыскании суммы долга не в рамках дела о банкротстве должника, но суд усматривает умысел на легализацию несуществующих отношений между истцом и ответчиком, суду должно быть предоставлено право без заявления должника о безденежности признать договор займа незаключенным, но суд вправе использовать также правовую конструкцию мнимой сделки, которая, во-первых, являясь ничтожной сделкой, не требует заявления об этом ответчика, во-вторых, приводит к тому же процессуальному результату, как в случае с безденежностью — к отказу в иске о взыскании долга. Особую настороженность суды должны проявлять в тех случаях, когда должник признает иск. Думается, что во избежание создания такого мощного юридического факта, как вступившее в законную силу решение суда, суду должны быть предоставлены полномочия оставить исковое заявление без рассмотрения ввиду признания иска ответчиком. Если намерения сторон искренни, то они будут довольны таким судебным актом. Если же намерения все же были ущербны в волевом плане, то апелляционная инстанция вправе рассмотреть данный спор по существу.

Список литературы

3. Гудовичева Л. Б., Добрынина Л. Ю. «Автоматическое» наступление правовых последствий при возникновении, изменении и прекращении кредитных обязательств в аспекте системного толкования // Проблемы правопонима-ния : коллективная моногр. по результатам III Алексеевских чтений / под ред. В. Д. Перевалова. Екатеринбург, 2018. С. 205-219.

4. Мурадьян Э. М. Цивилистика: право и процесс (синхронность правил). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. Скловский К. И. Гражданский спор. Практическая цивилистика. 2-е изд., испр. и доп. М. : Дело, 2003. 352 с.

5 Определение Верхов. Суда Рос. Федерации от 25 марта 2015 г. № 306-ЭС14-7972 по делу № А12-11568/2013. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *