Арендодатель удерживает имущество арендатора

Арендодатель не исполняет обязательства по уплате арендных платежей и прочих, связанных с пользованием помещением расходов.

Вопрос: в каком случае удержание арендодателем вещей арендатора будет являться законным и не повлечет возбуждения уголовного дела по статье 330 УК РФ (самоуправство)? Вправе ли арендодатель вывезти вещи арендатора на хранение в другое место?

Ответ:

Во всех случаях, когда договор аренды действует, удержание вещей арендатора или вывоз их арендодателем из арендуемого помещения, или чинение иных препятствий в доступе к вещам арендатора (например, смена замков в целях ограничить доступ в помещение) будет незаконным. Соответственно, такие действия будут содержать признаки состава уголовного самоуправства.

1. Прекращение договора аренды, акты передачи подписаны

Срок договора аренды истек, при этом, договор аренды не содержит условия о его пролонгации, либо содержит, но арендодатель уведомил в установленный срок о нежелании продлевать действие договора на тот же срок, либо стороны заключили соглашение о расторжении договора. При этом, подписан акт приема передачи помещения арендатором арендодателю. Сам арендатор оставил помещение (съехал, не ведет в нем деятельность). Но в помещении остаются вещи арендатора.

В этом случае, в силу того, что владение арендодателем помещением является законным (подписан акт передачи), то завладение вещами является также законным. Возникает право на удержание, равно как и право на вывоз вещей арендатора для хранения их в другом месте. Признаки самоуправства – отсутствуют.

2. Прекращение аренды, арендатор покинул помещение, но акт передачи не подписан

В Инф. письме Президиума ВАС РФ № 66 указывалось: «..основанием поступления оборудования во владение собственника помещения является оставление арендатором этого оборудования в данном помещении после истечения срока аренды, то есть после утраты права на соответствующее помещение. Поскольку такое владение оборудованием не может быть признано незаконным, оно допускает его удержание по правилам пункта 1 статьи 359 ГК РФ».

То есть, если срок аренды истек, арендатор покинул помещение, оставив в нем вещи, удержание данных вещей является правомерным, соответственно правомерным является и их вывоз в иное место для хранения.

При этом, следует сделать так:

  • составить акт приема передачи находящегося в помещении имущества в одностороннем порядке, в котором подробно описать все имущество (наименование, марка, количество, характеристики, наличие повреждений, царапин, потертостей и т.д.)
  • составить письмо и направить его заказным письмом арендатору. Содержание письма примерно следующее: «в связи с уклонением вас от возврата объекта аренды … (помещения № … адрес …) … числа арендодатель принял объект аренды в одностороннем порядке с составлением соответствующего акта; имущество, находившееся в помещении … (таком-то) описано и будет удерживаться арендодателем до полного погашения задолженности по Договору на основании статей 329, 359 Гражданского кодекса Российской Федерации».

3. Прекращение аренды за истечением срока договора, но арендатор продолжает пользоваться помещением

Если срок аренды истек, а арендатор продолжает пользоваться помещением (то есть не съезжает, осуществляется там деятельность и т.д.), то завладение находящимися там вещами, ему принадлежащими, будет незаконным и такие действия могут быть вполне квалифицированы как уголовное самоуправство. В таком случае следует заявлять иск о выселении.

4. Решение суда о расторжении договора

Во-первых, в этом случае решение суда должно вступить в законную силу. Если решение в силу не вступило – договор действует, завладение вещами незаконно – самоуправство.

Во-вторых, как уже указано выше, если арендатор продолжает пользоваться помещением даже при вступившем в силу решении суда о расторжении договора аренды, то завладение его вещами для целей удержания и вывоза будет незаконным (соответственно, — признаки самоуправства), поскольку владение помещением и находящимися там вещами арендатор не прекращал. В этом случае надлежащий способ защиты права – иск о выселении (напомню, что выселение – это освобождение помещения от находящихся там лиц и их вещей)

Вероятность отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 330 УК РФ

Однако следует сказать о том, что даже если договор аренды не прекратил действие, но арендодатель совершил указанные выше действия, далеко не всегда это влечет возбуждение уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 330 УК РФ. Зачастую правоохранительные органы, отказывая в возбуждении уголовного дела, указывают в постановлении, что имеет место быть спор хозяйствующих субъектов и данный спор подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а не уголовного.

Пример приговора по ст. 330 УК РФ

В качестве примера приговора за самоуправные действия арендодателя, вывезшего имущество арендатора можно привести Постановление Калужского областного суда от 13 августа 2014 года. Обращаем внимание, что по данному делу установлено, что из арендуемого помещения было вывезено не только имущество и бухгалтерская документация, но большая часть данного имущества была утрачена. Судом указано:

«существенный вред, причиненный С., выразился в нарушении законных прав и интересов потерпевшей, которая была лишена возможности пользоваться и распоряжаться своим имуществом, значительная часть которого была для нее утрачена, а также осуществлять предпринимательскую деятельность..»

обзора «Удержание имущества (вещи) должника», куда вошли следующие статьи (ответы на вопросы):

Основания для удержания вещи (имущества) должника
Условие договора об удержании. Как сформулировать?
Удержание транспортного средства. Когда незаконно?
Удержание вещи должника по договору аренды. Судебная практика
Удержание вещи должника по договору подряда. Судебная практика
Обращение взыскания на удерживаемую вещь должника
Удержание имущества арендатора и самоуправство арендодателя (ст. 330 УК РФ)

Смотри, что я нашёл, возможно тебе пригодиться.
1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»:
14. Арендодатель вправе удерживать принадлежащее арендатору оборудование, оставшееся в арендовавшемся помещении после прекращения договора аренды, в обеспечение обязательства арендатора по внесению арендной платы за данное помещение.
2. Вопрос: Вправе ли арендодатель удерживать имущество арендатора, опечатав принадлежащее ему помещение, предоставляемое по договору аренды, и прекратив доступ арендатора в него в случае неоплаты арендатором арендной платы?
Ответ: Вправе, после расторжения договора аренды. При этом для удержания имущества арендатора необходимы особые основания, а арендодатель, препятствующий доступу арендатора к оставленному в арендованном помещении имуществу, несет риск ответственности в виде возмещения убытков.
Обоснование: При наличии действующего договора аренды создание арендодателем препятствий для пользования арендатором помещением будет являться нарушением договорных обязательств, поскольку арендодатель обязался предоставить арендатору имущество в пользование (статья 606 ГК РФ).
При этом ГК РФ установлен судебный порядок расторжения договора аренды (за исключением случаев, когда стороны достигли по этому поводу соглашения). Согласно статье 619 ГК РФ при невнесении арендатором платы более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок.
Неправомерность создания арендодателем препятствий для пользования арендатором помещением при наличии действующего договора установлена при рассмотрении спора между арендатором и арендодателем (Постановление ФАС ВВО от 10.03.2009 по делу N 43-25878/2007-2-701). При этом суд взыскал с арендодателя, создавшего препятствия, убытки, вызванные утратой сырья, хранившегося в арендованном помещении.
Таким образом, по общему правилу арендодатель не вправе опечатать принадлежащее ему помещение, предоставляемое по договору аренды, и прекратить доступ арендатора в него в случае неоплаты арендатором арендной платы. В такой ситуации арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок.
Однако судебная практика имеет примеры, когда создание препятствий неисправному арендатору для пользования помещением расценивается как самозащита права арендодателя путем удержания вещи (Постановление АС ПО от 24.09.2014 по делу N А12-123/2014).
В данном случае, установив, что арендодатель-собственник опечатал принадлежащее ему помещение и прекратил доступ в него арендатора, суды пришли к выводу, что такая мера является адекватной нарушению мерой самозащиты прав арендодателя. Признать адекватной мерой самозащиты прекращение доступа в помещение позволили следующие фактические обстоятельства: длительный период неплатежа, значительная сумма задолженности (более 2,43 млн. руб.), предварительное уведомление о возможном ограничении доступа, действия, направленные на достижение соглашения о расторжении договора, наложение ареста на все имущество арендатора судебными приставами в рамках исполнительных производств.
Кроме того, в поддержку вывода о необходимости ускоренной меры самозащиты в виде наложения ареста судебными приставами на все имущество арендатора (акты судебного пристава с 14.06.2013 по 19.07.2013, уведомление арендатор направил 07.06.2013, удержание имущества началось 18.06.2013, договор аренды расторгнут соглашением от 26.06.2013) приведены сроки, в течение которых возникла угроза невозможности уплаты давно сложившейся задолженности по арендным платежам.
Таким образом, право арендодателя на прекращение доступа арендатора в помещение при действующем договоре аренды может быть реализовано в исключительном случае в качестве ускоренной меры самозащиты прав с учетом требования о соразмерности принимаемой меры нарушению, которая не может выходить за пределы действий, необходимых для пресечения нарушения (статья 14 ГК РФ).
Пример несоразмерности последствий удержания имущества арендатора (посредством прекращения доступа в арендованное помещение) последствиям нарушения права арендодателя содержится в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2013 по делу А40-145241/12, согласно которому договор аренды содержал условие о возможности одностороннего отказа арендодателем от исполнения договора в случае просрочки платежей арендатором. Вместе с тем договор прекратил свое действие 06.04.2012, а удержание имущества началось с ноября 2011 года, когда арендодатель прекратил доступ арендатора в помещения. При этом об удержании имущества в обеспечение арендных платежей арендодатель заявил только в марте — апреле 2012 года.
При таких обстоятельствах по установленным пунктом 1 статьи 359 ГК РФ основаниям, учитывая разъяснения, содержащиеся в пункте 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66, суд пришел к выводу о том, что арендодатель был не вправе удерживать имущество арендатора, оставшееся в арендовавшихся помещениях после прекращения арендных обязательств, поскольку возможность удержания была следствием завладения имуществом помимо воли арендатора (указанное имущество оказалось у арендодателя не потому, что оно было добровольно оставлено арендатором в арендовавшихся помещениях, а потому, что арендодатель против воли арендатора прекратил доступ арендатора в арендовавшиеся помещения).
На основании вывода о неправомерности удержания имущества суд признал за арендатором право истребовать имущество из владения арендодателя.
Таким образом, из анализа приведенной судебной практики можно сделать вывод о том, что суды признают, что прекращение доступа арендатора в помещение и удержание имущества, принадлежащего арендатору, при длящихся арендных отношениях в качестве меры самозащиты права в обеспечение исполнения обязательства по оплате арендных платежей возможно в исключительных случаях при доказанности условий о соразмерности такой меры нарушаемому праву, при условии информированности арендатора о предполагаемом арендодателем расторжении договора, при своевременном заявлении арендодателем о применении данного способа самозащиты и при условии угрозы невозможности получения исполнения в отсутствие такой меры (адекватность принимаемых мер угрозе неисполнения обязательств).
3. КАК ПОСТУПИТЬ, ЕСЛИ АРЕНДАТОР ОСТАВИЛ ИМУЩЕСТВО?
С ситуацией, когда арендаторы оказываются не в состоянии оплатить аренду, знаком практически каждый арендодатель. В кризис таких ситуаций становится еще больше, причем многие из них связаны с прекращением деятельности арендатора. Рассмотрим данную ситуацию с практической точки зрения и постараемся дать несколько советов, позволяющих снизить риски для арендодателя от обращения оставленного арендатором имущества в свою пользу.
Возникающие по поводу оставленного арендатором имущества правоотношения можно рассматривать с нескольких позиций. В том случае, если у арендатора остались неисполненные обязательства, мы можем говорить о возможности удержания имущества (§ 4 гл. 23 ГК РФ). Вещи арендатора, оставленные в арендованном помещении, могут рассматриваться как брошенные (ст. 226 ГК РФ). Кроме того, действия арендодателя с имуществом арендатора можно квалифицировать и с точки зрения действия в чужом интересе без поручения (гл. 50 ГК РФ). Разберем каждое из этих оснований подробно.
Арендатор прекратил платить за аренду
Разберем типичную для наших дней ситуацию, когда арендатор прекращает платить за аренду. На первом этапе стороны попытаются решить данный вопрос в ходе переговоров, возможно, арендатору будет предоставлена отсрочка или рассрочка по платежу, сделана временная скидка. Если ситуация не выправится, арендодатель будет стремиться прекратить данный договор. Как правило, для такого случая арендодатели предусматривают возможность одностороннего отказа от своих обязательств, вытекающих из договора аренды, при длительных либо многократных нарушениях срока выплаты арендной платы.
Если же такая возможность арендодателем не предусмотрена, он оказывается в достаточно сложном положении, поскольку любые его действия в отношении помещения в данном случае будут нарушать законодательство, которое защищает интересы арендатора даже против собственника, передавшего ему имущество в аренду. Фактически у арендодателя в этой ситуации остается только два пути — обращаться в суд с требованием о расторжении договора аренды либо ждать окончания его срока. Причем в отношении краткосрочных договоров, с учетом времени, необходимого на судебные разбирательства, ожидание может стать более предпочтительным вариантом. По крайней мере, можно будет сэкономить на судебных расходах.
В соответствии с действующим законодательством возврат арендованного имущества предусматривается в том же состоянии, за исключением нормального износа, в котором оно было получено. В отношении недвижимого имущества это подразумевает, как правило, возврат помещений свободными от имущества арендатора. При досрочных расторжениях договоров ситуации, когда помещения арендаторами возвращаются не надлежащим образом, встречаются довольно часто. То есть арендатор отказывается подписывать акт приема-передачи и своевременно не освобождает помещение от своего имущества. В этом случае нарушителем договорных условий выступает уже он. Поскольку с правовой точки зрения право владения и пользования уже вернулось к арендодателю, он вправе фактически вступить во владение собственным имуществом. В большинстве случаев у арендодателя есть второй комплект ключей. То есть с технической точки зрения доступ в помещение трудностей не вызывает. С точки зрения надлежащей фиксации своих действий мы рекомендуем проводить вскрытие помещения комиссией с обязательным составлением соответствующего акта. В акте кроме всего прочего фиксируется факт отсутствия либо наличия в помещении имущества бывшего арендатора. После обнаружения данного имущества необходимо создать инвентаризационную комиссию, которая определит, сколько и чего было оставлено. Все это необходимо для принятия решения, что делать с данным имуществом дальше. Как мы уже отметили выше, в зависимости от фактических обстоятельств арендодатель определяет, вправе ли он удерживать имущество арендатора до момента исполнения им обязательств, должен ли расценивать имущество как брошенное либо в интересах арендатора может реализовать имущество для погашения обязательств по договору аренды или передать имущество на хранение третьим лицам.
Удерживаем имущество
В соответствии со ст. 359 ГК РФ при неисполнении должником в срок требования об оплате арендодатель вправе удерживать вещи до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Таким образом, право на удержание можно разделить на общегражданское и специальное (предпринимательское). Общегражданское — право удерживать неоплаченную вещь. Например, химчистка вправе не возвращать клиенту принадлежащее ему пальто до момента оплаты услуг, указанных в договоре. Специальное (предпринимательское) право удержания более широкое. Так, если между арендатором и арендодателем кроме договора аренды заключен еще и договор поставки, арендодатель вправе удержать товар, подлежащий передаче арендатору, до момента оплаты аренды.
Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что, после того как эта вещь поступила в его владение, права на нее приобретены третьим лицом. То есть продажа всего оставшегося в офисе имущества в данном случае не может помочь арендатору вызволить принадлежащее ему имущество.
Для законного удержания необходимо исполнение трех условий:
1) имущество должно оказаться у кредитора (в нашем случае это арендодатель) на законных основаниях;
2) у должника (в нашем случае это арендатор) должны быть просроченные договорные обязательства перед кредитором;
3) имущество на момент начала удержания должно принадлежать арендатору.
Арендатор, не реализовав свое право на вывоз принадлежащих ему вещей в пределах срока договора, бездействием выразил свою волю. Поэтому можно говорить о том, что переход вещей от одного лица к другому в данном случае происходит без нарушения действующего законодательства. Однако для этого должны соблюдаться два условия. Во-первых, договор аренды должен быть уже прекращен (по истечении срока или расторгнут), во-вторых, арендодатель не должен был чинить препятствия к вывозу имущества во время действия договора. В противном случае действия арендодателя будут признаны неправомерными. Неправомерность же удержания автоматически влечет за собой необходимость возмещения убытков. Это подтверждает и судебная практика (например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.10.2012 по делу N А74-3263/2011).
Отметим, что недобросовестный арендатор может в данной ситуации пойти на злоупотребление, например заключив задним числом договор аренды или ответственного хранения на оставленное в арендованном помещении имущество.
Удержание по своей природе является защитной мерой, к которой прибегает арендодатель, чтобы снизить риски неисполнения обязательств со стороны должника и обезопасить себя от возможных убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств. Сроки, в течение которых арендодатель может удерживать имущество должника, законом не определены. Однако коммерсант-арендодатель должен понимать, что удержание — достаточно своеобразный и далекий от идеала способ получить от арендатора надлежащее исполнение обязательств. Прежде всего проблема в том, что удерживать имеет смысл только то, что представляет интерес для арендатора. Если стоимость имущества заведомо ниже размера долга либо имущество хотя и сопоставимо по стоимости с размерами долга, но обладает низкой ликвидностью и не является жизненно необходимым для дальнейшей деятельности, у арендатора нет экономического интереса для его выкупа. А следовательно, арендодатель рискует получить на руки имущество, требующее расходов на его содержание, и судебный процесс против арендатора с неясным в отношении итогового взыскания результатом.
Передаем на хранение третьим лицам
Удерживаемое имущество, как правило, хранится у арендодателя, хотя действующее законодательство не запрещает передать его на ответственное хранение третьим лицам. Причем на практике сам факт хранения не исключает возможности использования имущества по его прямому назначению. В совокупности с отсутствием временных границ удержания это может привести к тому, что имущество будет находиться в фактическом владении неопределенно долгий срок. Более того, даже если арендатор вспомнит о данном имуществе впоследствии, взыскать какие-либо убытки он вряд ли сможет. Такой позиции придерживаются и судьи (например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.06.2013 N Ф03-2102/2013 по делу N А73-11952/2012).
Продаем
Точнее, пытаемся продать. Поскольку в этом случае сталкиваемся с базовой проблемой удержания. Эта проблема, на наш взгляд, кроется в громоздком, сложном и достаточно дорогом способе возмещения убытков за счет удерживаемого имущества. В соответствии со ст. 360 ГК РФ требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Обращение взыскания на заложенное имущество — достаточно трудоемкий процесс. Он возможен в судебном и внесудебном порядке. Однако удовлетворение требований залогодержателя за счет заложенного имущества без обращения в суд (во внесудебном порядке) допускается только на основании соглашения залогодателя с залогодержателем. Такое соглашение может быть заключено отдельно либо включено в договор залога. Заключение соглашения подразумевает определение предмета соглашения, то есть перечня имущества, на которое обращается внесудебное взыскание. Поэтому возможность включения в договор аренды соглашения о внесудебном обращении взыскания на удерживаемое имущество является спорной. По сути это означает, что на практике без согласия арендатора арендодатель, удерживающий имущество, не имеет оперативной возможности ни обратить его в свою пользу, ни продать третьим лицам. Для этого необходимо соблюдение довольно громоздкой процедуры, состоящей из двух этапов. Во-первых, обращение в суд, во-вторых, организация продажи с публичных торгов. Все это требует времени и дополнительных финансовых затрат. Кроме того, если арендатор начнет оказывать активное противодействие, то есть участвовать в судебных заседаниях, оспаривать оценку и использовать иные права, предоставленные ему действующим законодательством, процесс может значительно затянуться. Однако даже если этого не происходит и собственник никак не проявляет интерес к судьбе удерживаемого имущества, в наиболее распространенных случаях (когда в помещении остается офисная мебель или остатки неликвидных товаров) данная процедура элементарно нерентабельна. В результате процессуальные затраты будут больше той суммы, которую можно получить от реализации имущества арендатора.
В отношении удержания можно сделать основной вывод: удержание вещи арендатора правоприменительной практикой сводится лишь к стимуляции должника, побуждению его к выкупу своей вещи у кредитора. Для этого должен иметься экономический интерес должника в обладании именно этой вещью, в противном случае удержание теряет смысл.
Брошенные вещи
Удержание вещей, которое мы рассмотрели выше, с позиции арендодателя не самый оптимальный вариант действий. Данный способ эффективен, если арендатор активно идет на контакт и заинтересован как в выполнении своих обязательств, так и в судьбе удерживаемого имущества. А если этого нет? Возможно, тогда более эффективной политикой будет признание оставленных в помещении вещей брошенными? На первый взгляд так и есть. С одной стороны, в большинстве случаев стоимость оставшегося в помещении имущества не так уж велика, то есть в суд идти не требуется. Вместе с тем и полезность его для арендодателя весьма сомнительна. Кроме того, «брошенность» подразумевает полный отказ арендатора от оставленных вещей. Это может быть выражено в отсутствии реакции на неоднократные запросы и письма, а может быть и прямо написано в ответе арендатора. Во всех случаях, если арендатор проявит свою заинтересованность, результат может быть только один — имущество надо будет вернуть. В частности, такая позиция отражена и в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2010 по делу N А46-1314/2010. Таким образом, обращение оставленного арендатором в собственность арендодателя имущества как брошенного имеет определенные сложности. Прежде всего, в определении статуса вещей. На наш взгляд, снять часть вопросов можно, включив в договор соответствующее положение, как показано в примере 1.
Пример 1. «6.17. Арендодатель вправе рассматривать оставленное в помещении после истечения срока аренды имущество Арендатора как брошенное, если Арендатор своевременно не сообщит о наличии своего интереса к этому имуществу».
Действия в чужом интересе
Данное правовое обоснование действий арендодателя с находящимся в арендованном помещении имуществом арендатора с точки зрения правовой логики имеет определенные пробелы. Арендодатель не является представителем, не выполняет поручение, не заключал с арендатором ни договора комиссии, ни агентского договора. Действия арендодателя с оставленным имуществом арендатора при определенных обстоятельствах могут быть отнесены к действиям в чужом интересе без поручения. Однако в этом случае имеется ряд особенностей, часть из которых отсутствует в рассматриваемой нами правовой конструкции. Так, в данном случае предполагается наличие законных интересов у лица, в пользу которого совершаются действия. Однако арендодатель действует в условиях неопределенности. При «пропавшем» арендаторе арендодатель не может однозначно определить ни его намерения, ни наличие у него какого-либо интереса в отношении оставленного в помещении имущества, ни действительных, ни вероятных его намерений. Можно только предполагать, что арендатор как собственник имеет интерес к сохранению своего имущества.
Данную неопределенность стороны могут частично снять, включив в договор аренды соответствующее согласованное условие. Его можно сформулировать так, как показано в примере 2.
Пример 2. «5.2.9. В отношении любых товаров или иного имущества Арендатора и/или любых отделимых улучшений, которые не вывозятся Арендатором по истечении Срока Аренды и в нарушение п. 5.2.8 настоящего Договора, — Арендодатель вправе удалить их из помещения и хранить самостоятельно либо передать третьим лицам.
Все расходы, понесенные Арендодателем в ходе такого удаления и хранения, подлежат возмещению Арендатором».
Основной проблемой в данном случае, как и с удержанием, является предположение о наличии интереса арендатора к оставленному им имуществу. Если такого интереса нет, то результат будет такой же, как и при удержании имущества, — дополнительные расходы арендодателя без внятных перспектив их возмещения.
Для минимизации рисков в этом случае можно предусмотреть в договоре вариант с реализацией оставленного имущества. При этом в случае наличия задолженности арендатора арендодатель удерживает денежные средства в счет погашения обязательств из полученных средств. Оставшаяся часть передается арендатору.
Как лучше поступить?
У многих коммерсантов-арендодателей возникает вопрос: «Как же лучше поступить, если арендатор пропал и бросил свое имущество?» Данный вопрос приходится слышать достаточно часто. Итак, опираясь на сложившуюся практику, мы можем рекомендовать арендодателю включать в договоры положения, определяющие оставленное арендатором имущество как брошенное. В частности, предусмотрев в договоре аренды положение, которое приведено в примере 3.
Пример 3. «6.17. Арендатор обязан в сроки, определенные настоящим договором, вывезти принадлежащее ему имущество. Все имущество, оставленное Арендатором в помещении, после истечения срока для его вывоза считается брошенным Арендатором, если он заблаговременно не сообщил Арендодателю о наличии собственного интереса в данном имуществе. Арендодатель вправе, руководствуясь нормами действующего законодательства, определить судьбу имущества, брошенного Арендатором».
В случаях с пропавшими арендаторами именно данное положение поможет избежать большей части вопросов, которые возникают в подобных ситуациях.

«После смерти на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его» (Рамси Болтон)
«Когда ваш рубль будет стоить 66 долларов, тогда вы получите право иметь другую точку зрения» (с)

Истребование имущества из чужого незаконного владения

0 Разместил: Егоров Константин Михайлович Раздел имущества, выселение, вселение Статьи 13.01.2008

Что же такое виндикация? ВИНДИКАЦИЯ — (лат. vindicatio — защита) — истребование истцом-собственником своего имущества через суд от лиц, владеющих этим имуществом без законных на то оснований.

ВИНДИКАЦИЯ (виндикационный иск) — в гражданском праве представляет собой способ защиты права собственности, с помощью которого собственник может требовать свое имущество из чужого незаконного владения. Эта форма иска сложилась еще в римском праве. Собственник может виндицировать свое имущество от недобросовестного, а если имущество приобретено безвозмездно, то и от добросовестного приобретателя независимо от того, каким путем оно выбыло из владения собственника.

При подаче виндикационного иска, прежде всего следует учитывать, что право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник (в соответствии со ст. 301 ГК РФ) или иной законный владелец имущества, т.е. лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (аренда, субаренда, хранения, наем, право хозяйственного ведения, оперативного управления) (в соответствии со ст. 305 ГК РФ). Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника. Следует особо отметить, что бремя доказывания факта нахождения имущества в собственности или ином законном владении у лица лежит на истце.

Однако если право собственности на спорное имущество уже приобретено другим лицом по каким-либо основаниям, виндикационный иск удовлетворению не подлежит. В этом случае целесообразно первоначально оспорить сделку по переходу права собственности ответчика на имущество, а лишь затем обращаться в суд с виндикационным иском.

Следует также учитывать, что факт нахождения имущества на балансе одного предприятия не является основанием для признания балансодержателя единственным законным владельцем помещений с имеющимся в них имуществом и оборудованием, если эти помещения ранее были предоставлены другим предприятиям и организациям в установленном порядке. В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 25.02.1998г. № 8, Арбитражный суд при разрешении спора дает оценку по существу всем представленным документам, в том числе решениям комитетов по управлению имуществом о принадлежности спорных помещений тому или иному предприятию или организации.

Весьма показательным примером может выступить дело, рассмотренное Арбитражным судом Архангельской области, в котором истец предъявил требование о выселении из здания, принадлежащего истцу на праве хозяйственного ведения и занимаемого ответчиком самовольно, без заключения соответствующего договора аренды. В качестве третьего лица по делу был привлечен комитет по управлению государственным имуществом.

По существу истцом был заявлен виндикационный иск на основании статей 301, 305 ГК РФ, поэтому истцу следовало доказать основание своих прав на владение спорным зданием.

Однако при рассмотрении дела судом было установлено, что во владение истца здание не передавалось, хотя некоторое время и состояло на его балансе. Судом было установлено, что до 1992 года спорное здание занимало структурное подразделение истца. В 1992 году имущественный комплекс структурного подразделения истца был приватизирован, на его базе основано ТОО (ответчик). И хотя включение спорного здания в состав имущества приватизируемого предприятия не было установлено приватизационными документами, тем не менее, спорное здание при выделении структурного подразделения из состава истца было выкуплено ответчиком, что подтверждено уполномоченным органом государства как предыдущего собственника — комитета по управлению государственным имуществом. Кроме того, ранее по другому делу вступившим в законную силу решением арбитражного суда был установлен юридический факт выкупа структурным подразделением организации-истца спорного здания.

При таких обстоятельствах оспаривать право собственности ответчика может лишь Комитет по управлению государственным имуществом, т.к. он является надлежащим представителем бывшего собственника, а виндикационный иск в данном случае может быть заявлен только собственником.

Таким образом, поскольку истцом не доказано право хозяйственного ведения на спорное здание или иные основания владения им, предусмотренные статьями 301, 305 ГК РФ, в удовлетворении исковых требований было отказано.

При подаче виндикационного иска об истребовании имущества необходимо помнить, что в случае, если имущество не сохранилось в натуре, иск не подлежат удовлетворению.

Статья 235 ГК РФ одним из оснований прекращения права собственности определяет гибель или уничтожение имущества. На практике же утрата объектом индивидуально-определенных признаков в результате реконструкции либо переработки также влечет прекращение права собственности в соответствии с ч. 1 ст. 235 ГК РФ. Таким образом, вопрос о возможности изъятия индивидуально-определенной вещи, подвергшейся изменениям, переработке, реконструкции, должен решаться в зависимости от характера таких изменений, их существенности. Если вещь изменила свое первоначальное назначение в результате переработки, следует признать, что оснований для виндикации нет, возникают последствия, аналогичные гибели вещи, собственник имеет право лишь на возмещение убытков. Если вещь сохранила свое хозяйственное назначение, судьба произведенных улучшений должна быть решена в соответствии с правилами ст.303 ГК РФ. Если имущество уже уничтожено, переработано или потреблено, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае собственник имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности с помощью иска из причинения вреда или иска из неосновательного обогащения.

Так, при рассмотрении одного из дел в арбитражном суде о признании права собственности, судом было установлено, что принятыми по другим делам и вступившими в законную силу судебными решениями, предыдущие сделки купли-продажи в отношении спорного имущества были признаны недействительными. При этом было установлено, что ответчик является добросовестным приобретателем спорного имущества, а само здание в результате реконструкции, произведенной ответчиком, утратило свое первоначальное назначение.

Согласно экспертному заключению в результате капитальной реконструкции здания создан совершенно новый объект нежилого фонда, отличный от ранее существовавшего и отвечающий специальным требованиям, предъявляемым к банковским учреждениям. В экспертном заключении также сделан вывод о невозможности использования дворовой части здания под отличные от банковской деятельности цели в силу единой системы коммуникаций и технической системы безопасности.

В связи с утратой объектом индивидуально-определенных признаков в результате реконструкции и прекращением на него в соответствии с ч. 1 ст. 235 ГК РФ права собственности истца, т.е. в связи с отсутствием предмета спора, подлежащего истребованию, в иске было отказано.

В случае если истец заявляет требования не об истребовании имущества, а о предоставлении ему равноценного имущества или выплате денежной компенсации, такие требования не являются виндикационным иском и не могут удовлетворяться по нормам о виндикационных исках.

Так, если суд придет к выводу, что истребуемое имущество пришло в негодность, списано и отсутствует у ответчика, а также в связи с тем, что характер исковых требований исключает возможность рассмотрения данного спора в качестве виндикационного, поскольку виндикационный иск представляет собой иск об истребовании из чужого незаконного владения индивидуально-определенной вещи и не может содержать альтернативных требований, в частности требований о возмещении ее стоимости или замене иным равноценным имуществом, в иске будет отказано.

Виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того самого имущества, которое выбыло из его владения. При этом следует помнить, что различия между индивидуально-определенными и родовыми вещами достаточно относительны и зависят от конкретных условий гражданского оборота. Поэтому в случае индивидуализации могут быть виндицированы и вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например, зерновые, корнеплоды, строительные материалы и т.п. Если же выделить конкретное имущество собственника из однородных вещей фактического владельца невозможно, должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).

При рассмотрении виндикационного иска к участию в деле необходимо привлекать не только предполагаемого нового собственника спорного имущества (приобретателя), который будет являться в деле ответчиком, но и лицо, в фактическом владении которого на момент предъявления иска находится спорное имущество. Таким лицом может являться арендатор, субарендатор, наниматель, доверительный управляющий и др. Непривлечение указанных лиц к участию в деле является нарушением, которое, безусловно влечет отмену даже правильного по существу решения. Так согласно п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ, основаниями для отмены решения арбитражного суда первой инстанции в любом случае являются принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Нередки случаи, когда в суд поступают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, где между истцом и ответчиком существуют договорные отношения. Например, когда ответчик является владеющим несобственником и владеет вещью на основании договора аренды, найма, хранения и т.п. и отказывается возвратить вещь, когда соответствующий договор был расторгнут или прекратил свое действие. В данном случае исковые требования должны строиться на основе и со ссылкой на соответствующие нормы обязательственного права. Нормы об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационные иски) и нормы о защите прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения (негаторные иски), в этих случаях применению не подлежат. Иск собственника к арендатору, не возвращающему арендованное имущество, не является ни виндикационным, ни негаторным иском и удовлетворению со ссылкой на ст. 302 ГК РФ (Истребование имущества от добросовестного приобретателя), 305 ГК РФ (Защита прав владельца, не являющегося собственником) или на ст. 304 ГК РФ (Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения) не подлежит. Такой иск должен предъявляться и рассматриваться по правилам гл. 34 ГК РФ.

Возможность удовлетворения виндикационного иска ставится в зависимость от добросовестности или недобросовестности приобретателя вещи, а также от оснований выбытия вещи из владения собственника (титульного владельца) – по воле или помимо его воли.

Прежде всего, закон и здесь проводит различие между добросовестным и недобросовестным владельцами. Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. В отличие от него добросовестный владелец имущества несет подобную обязанность лишь с того момента, когда он узнал о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмездно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника (титульного владельца). Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст. 302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения — утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев. Действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить ему в вину. Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована.

Не подлежит истребованию у добросовестного возмездного приобретателя имущество, выбывшее из владения собственника по его воле.

Выбытие имущества из владения собственника по договору, пусть и расторгнутому впоследствии, является выбытием имущества по воле и влечет невозможность истребования указанного имущества у добросовестного возмездного приобретателя.

Установление судом наличия у виндиканта воли на отчуждение имущества достаточно для отказа в виндикации имущества у добросовестного возмездного приобретателя.

Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т. е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях. Вопрос о признании лица добросовестным или недобросовестным приобретателем не может быть решен соглашением сторон (в частности, мировым соглашением), поскольку это объективное понятие, не зависящее от воли участвующих в таком соглашении лиц. Недобросовестность приобретателя может быть доказана также судебными решениями по гражданским и уголовным делам, которые при рассмотрении виндикационного иска будут иметь значение преюдиции.

Возможность истребования имущества у добросовестного приобретателя ставится также в зависимость от возмездности сделки. Так, если добросовестный приобретатель получил имущество в результате безвозмездной сделки (дарение, наследование), то иск об истребовании имущества подлежит удовлетворению. Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

Т.о., иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения – один из наиболее эффективных способов правовой защиты права собственности, предусмотренных Российским законодательством. Однако действенность виндикационного иска зависит не только от правильного обоснования исковых требований, но и от комплекса мер, направленных на установление юридических фактов, влияющих на возможность удовлетворения либо отказа в удовлетворении виндикационного иска. А это предполагает скрупулезное изучение документов и иной информации, необходимой для создания доказательственной базы для истца либо для ответчика в суде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *